Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Газета Карта мира Группа Вконтакте
абыр?
1

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Дом Джованни

Сообщений 81 страница 100 из 104

81

Спокойно встретив и выдержав пристальный взгляд Мари-Антуана, на попытку «поставить ее на место» в виде последней шпильки, белокурая носферату уже не обратила внимания. Звучала мысль конечно вполне здраво, вот только сама ситуация, ясно обозначенная в результате их маленького трехстороннего диалога, отчетливо говорила об обратном.

Впрочем, Верлейн не ставила себе самоцелью уязвить эпатажного сына Джованни. Общая нервозность, на фоне предстоящей задачи просто не позволила сдержать язык за зубами.
Теперь следовало успокоиться, и максимально сосредоточится – пусть небезызвестная семейка решают насущные вопросы между собой, без ее участия.

Белокурая вампиресса вновь заглянула в гроб, и медленно выдохнув, в очередной раз  ненадолго задумалась о том, что ждет ее впереди. Не о плате за оказанную услугу, а именно о том, что предстоит сделать, как жить в строгих рамках, обозначенных создавшимся положением… В лучшем случае год – сущая ерунда для вампира, чьи годы жизни давно перевалили за сотню лет, но весьма ощутимо, для все еще продолжавшей в некоторых вопросах реагировать по-человечески, Пенелопы. Как это будет? О решении вопроса с рыцарями ночи волновался Гай, у нее же была иная задача, но в случае прокола, под раздачу попадут они все.

«Есть многое на свете, друг Горацио, что человеку знать не положено», –  писал классик. Что ж, толку загадывать на будущее, все равно не было – выстраивание предположений, которых всегда оказывается слишком много, лишь только усилят волнение.

Пенелопа неторопливо накрутила светлый локон на палец, затем медленно распустила его, и накрутила снова. Ожидание, особенно последние его минуты, всегда давались девушке не легко. Из водоворота мыслей, Верлейн вернул в реальность обращенный к ней голос старшего Джованни. Оставив в покое многострадальный локон, и сфокусировавшись на вампире, она согласно кивнула, подтвердив тем самым свою готовность начинать.

– Я совершенно Вам доверяю, –  искра кокетства мелькнула в обращенном на Абсолюта взгляде. Ей требовалось немного поднять боевой настрой.

+1

82

Гай как-то недоверчиво посмотрела на сына, когда тот достал из своего клатча телефон и после пары бесхитростных манипуляций сообщил, что все готово. Он, конечно, был знаком с возможностями современных гаджетов и часто использовал их в повседневной жизни, но такая скорость решения поставленной задачи его действительно удивила. Что хорошего можно найти за такой короткий промежуток времени, если брать в расчет не только тот факт, что всемирная сеть наводнена всевозможными сайтами, которые необходимо изучить, но и то, с какой скоростью погружаются страницы даже с высокоскоростным подключением. На ум приходили только две вещи: либо действия Мари-Антуана были показными, либо дом у него был уже на примете. Так или иначе, Джованни решил, что не будет больше доверять одним лишь словам и закончив здесь попросит разобраться в этом вопросе компетентных людей. Любая проволочка могла стоить жизни его сына и краху его собственной репутации. О последнем вампир не особо переживал, поскольку был чертовски изворотлив для своего возраста. А вот с Гедеоном особо церемониться не станут, и у него не получится быть рядом с ним двадцать четыре часа в сутки, чтобы обеспечить сто процентной защитой, хотя он, конечно, озаботиться этим, поставив следить за домом надежных не-людей из своего окружения. Пара отводящих заклинаний на доме и ловушек с приветом для нежелательных гостей, и можно сладить с собственной паранойей.
-Зайди завтра днем, – сказал Гай, когда эпатажный сынок оказался у двери.
Когда они с мисс Верлейн вновь остались одни, мужчина предложил ей присесть на стул. Он понимал, что она чувствует лучше, чем кто бы то ни было, хотя не заканчивал курсы психотерапии и не имел «счастья» побывать в её шкуре. Но не примирял эти эмоции на себя, как порой делают  некоторые недостаточно опытные эмпаты, когда  не могут контролировать входные-выходные пути.
-Не волнуйся, Пенелопа, – сказал вампир почти по-отечески ласково. – Больно не будет. Может даже совсем наоборот.
Девушка заняла удобную позу, а затем он погрузил её в пограничное состояние, когда человека фактически отрешилось от реальности, но ему кажется, будто ничего принципиально не изменилось. Подобные ощущения испытывает тот, кто хотя бы раз переживал феномен осознанных сновидений.
-Я создам для вас что-то вроде модуля, – сообщил Гай, когда они оказались в месте, напоминающем белую комнату. Почему только напоминающим? Потому что не было четких очертаний – углов, стен и прочих деталей, которые сообщают нашему разуму о том, что мы находимся в помещении. – Вы с Гедеоном будете в скоростном режиме переживать лучшие фрагменты последних шести месяцев, но твои личные воспоминания о том, как все было на самом деле никуда не денутся.
Сам Гай мог спокойно манипулировать своим телом, как во сне, так и в реальности. Его свободная рука коснулась лба сына. Прямой контакт был уже не нужен, но привычки из прошлого, когда он только начал осваивать эту технику, все равно остались. В руках Джованни появилась сияющая сфера, переливающаяся разными цветами. В ней находились все воспоминания Гедеона.
-Постарайся сделать так, чтобы он проникся к тебе доверием, – мужчина оттолкнул сияющий круг от ладони и тот завис в воздухе. – Желаю удачи.
Помещение начало меняться. Гай мысленно рисовал то место, откуда будет задана точка старта. Ей оказалась простенькая комната. Побитый, но не проигравший бунтарь, лежал на кровати и медленно приходил в себя.

Отредактировано Гай Октавиан Джованни (14.07.2017 00:45)

+1

83

25 июля 2006 год. Разгар дня.
Начало мероприятия Семейный праздник "За будущее платят настоящим"


Стоял теплый, но ветреный день. Торжество по случаю рождения очередного правнука дона Джованни проходило на заднем дворе дома, возле большого бассейна. Банкетная площадка была украшена большим количеством цветов и статуй из льда, целостность которых поддерживал маг-декоратор. На дорожках, ведущих к столам, стояли садовые арки, густо обвитые диким виноградом. Его налитые черные гроздья свисали вниз, привлекая к себе внимание. Сами столы стояли под естественным тентом из переплетенной между собой кроной двенадцати деревьев, сквозь которую просачивались редкие лучи солнца. Свет падал на белые скатерти. Чуть дальше, ближе к самому бассейну, стояла сцена. На ней выступали шесть хорошо слаженных чернокожих музыканта в белых костюмах, в руках которых было по бокалу с шампанским. Они водили по краям хрусталя пальцами. Мелодия, получавшаяся в результате, наводила на мысли о симфонии вселенной. Так могли звучать «голоса» далеких звезд.
Гостей было много. Гай вышел на балкон и опершись ладонями на перекладину, посмотрел вниз на это по истине библейское столпотворение. Сегодняшнее событие собрало здесь и заставило на время примириться даже заклятых врагов, которые общались как ни в чем не бывало: пожимали друг другу руки, одобрительно хлопали по спине и делились своими впечатлениями, словно были закадычными друзьями. Только полный идиот решит в такое время пуститься в оскорбления или развязать войну.
Вампир выпрямился, засунул руку в карман светло-голубых брюк и достал оттуда упаковку зубочисток. Выудив одну, он вставил её в рот и вернулся в кабинет, где все это время его дожидался родственник, с интересом изучающий договор купли-продажи.
-Считай, что это мой первый вклад в будущее внука, – сказал Гай, поймав на себе его взгляд. – Я надеюсь, что союз семьи Джованни и Сфорца всегда будет таким же плодотворным. Мне радостно видеть своих детей и внуков счастливыми. Я помню о твоей просьбе Антонио, и обещаю подумать. А пока ступай к Мадлен. Ей сейчас нужна твоя поддержка, – вампир подошел к зятю и похлопал того по плечу. На его лице была безмятежная, доброжелательная улыбка.
Молодой человек поднялся с кресла, поблагодарил за щедрый подарок, пообещал, что постарается оправдать доверие и только после этого скрылся за дверью. Но стоило ему только выйти, как в кабинет вошел помощник Гая. Он сообщил, что как минимум двенадцать человек желает обратиться к нему с каким-то личным вопросом. Джованни ответил, что готов принять каждого из них, но вначале хочет побыть со своей семьей.
Спустившись к гостям, он очень активно обменивался рукопожатиями и дружескими приветствиями. У Гай было несколько причин для радости. Одна из них должна была быть уже здесь. Речь шла о его сыне Гедеоне, вопрос которого был успешно решен благодаря Древнему. Теперь он мог не бояться за его безопасность. Правда, над ним повис долг, который рано или поздно придется оплатить. Банда, сколоченная младший Джованни по-прежнему оставалась вне закона. Никто из них не искал встречи, а его нельзя было назвать человеком с доброй душой. Гай не был добрым от слова совсем. И благотворительностью не занимался.
-Прекрасно выглядите, Пенелопа, - он подошел к девушке, стоявшей к нему спиной, и чуть наклонившись, прошептал эти слова. - Рад, что вы с Гедеоном приняли мое приглашение, - ситуация прояснилась только два дня назад, поэтому у них было не так много времени, чтобы подготовиться к празднику. - Кстати, где же он? - вампир осмотрелся по сторонам, а после вернул свое внимание гостье. - Хорошо провели время? - Гай не любил долго разглагольствовать по телефону, поэтому ему всегда было достаточно фразы: «все хорошо, у меня все под контролем». Подробностей их совместного досуга он не знал. Как и Пенелопа не знала о том, каким образом ему удалось уладить это дело.

+7

84

Гай решил вопрос с их заточение вдали от цивилизации достаточно быстро, за что Верлейн была ему весьма признательна. Отдых за городом, вдали от дел и бурного водоворота жизни большого города был, конечно, приятен, но дожидаться момента, когда Гедеон озадачится закономерным вопросом – почему они в Альхальде так долго, и не пора ли им возвращаться обратно, девушка не хотела. Поэтому, приглашение патрона на семейный праздник Джованни носферату восприняла с искренней радостью, и существенной долей облегчения.

И вот, пара вампиров прибыла в дом Гедеона в числе его многочисленных родственников. Из тех, кто уже встретился Верлейн, знакомых лиц не наблюдалось, поэтому, пока ее кавалер отошел за напитками, блондинка развлекала себя изучением оформления площадки, отведенной для празднования. Не чуждая всему прекрасному, последовательница Вильгельма про себя отметила хороший вкус декоратора, остановившись под одним из деревьев в ожидании возвращения своего спутника, когда к ней подкрался хозяин вечера.

– Благодарю за комплимент, – блондинка, облаченная в платье кремового цвета, не изменившая своей любви к кружеву, улыбнулась, и развернулась к вампиру так, чтобы он мог оценить и лицевую часть, с которой она выглядела не менее прекрасно. Очевидно, у старого Абсолюта сегодня была удивительно хорошее настроение – в обычное время старший Джованни мало утруждал себя предписанными правилами учтивого поведения экивоками.

– Гедеон отлучился за шампанским, – указав взглядом направление к столам с фуршетом, добавила Пенелопа, – он вернется с минуты на минуту. В целом все прошло достаточно гладко, без эксцессов, так что, наш маленький отпуск оказался весьма приятным. – Не то, чтобы прошедшая неделя далась светловолосой носферату легко, ведь поддерживать образ и созданную на его основе легенду двадцать четыре часа в сутки тот еще труд; но говоря откровенно, готовилась девушка к куда более серьезным сложностям. – Имеет ли смысл продолжить его после сегодняшнего торжества? – Пенелопа посмотрела в льдистые глаза Абсолюта, ожидая его решения на этот счет. Мало ли какие соображения были у Абсолюта по этому поводу, ведь частная вечеринка в кругу семьи – это одно, а возвращение опального вампира в городское течение – совсем иное.

– Откроете секрет? – Девушка отвела взгляд от лица вампира, и окинула им площадку, невзначай отыскивая в толпе своего спутника, – как Вам удалось решить этот вопрос так быстро?

Отредактировано Пенелопа Верлейн (26.07.2017 23:05)

+7

85

-Хороший фокусник не раскрывает своих секретов, - ответив на вопрос девушки, Гай улыбнулся. В настоящий момент он выглядел, как добродушный хозяин, приветливо встречающий гостей, а не глава мафиозного клана, занимающегося очень скверным бизнесом. Раньше львиную долю доходов дому Джованни приносили притоны и дома терпимости, но за последнее два столетия все изменилось и большие деньги стала приносить торговля органами и живыми куклами. Необремененный совестью вампир, по своему обыкновению, не чувствовал сострадания к тем несчастным, которым не посчастливилось стать жертвами черного рынка. Gust business. И ничего личного. И так он смотрел на все, что касалось финансовой сферы.
Видеть такого, как он в обстановке, приближенной к домашней, в компании родственников, друзей и партнеров, было, наверняка, необычно. Чаще всего равнодушный к происходящему вокруг, редко демонстрирующий эмоции на своем лице вампир, сегодня выглядел более чем довольным и живым. Старческая скука, присущая многим его ровесникам, на время отступила. Но все же те, кто знал Гая в достаточной степени хорошо, не стали бы обманываться ласковыми словами и изысканностью манер, потому как они мигом сойдут на нет, если будут задеты его гордость или интерес. Никогда не стоит забывать кто он и чем занимается.
Каким Гай мог быть жестоким в отношении своих врагов и друзей, предавших его доверие, таким же мог становиться и щедрым, когда его надежды оправдывались. Мисс Верлейн, несмотря на провал со свитком, смогла реабилитироваться, поэтому он испытывал к ней нечто сходное с благодарностью. Ему было отрадно знать, что все прошло как надо. Хотелось надеяться на то, что все эти усилия не напрасны и не пройдут даром. Они обязательно еще поговорят о том, как это можно организовать.
Рассказывать Пенелопе о сделке с Древним Гай не собирался, хотя и выказал ей довольно большую степень доверия, вверив сына. Он предпочитал не посвящать никого, кроме своих доверительных лиц, в политические дела. Особенно дела такого масштаба. Провернуть такое без помощи Древнего, даже с обширными связями Джованни, было попросту невозможно по ряду причин.
-Возможно однажды я и раскрою его, но это не подходящее место, и не подходящее время, - напустив таинственности, добавил Гай, после чего ответил на следующий вопрос своей очаровательной собеседницы. – Думаю, что теперь можно подумать о чем-то более существенном. Я хочу, чтобы Гедеон стал полноценным членом клана и однажды вошел в семейный бизнес. Конечно не сразу. Это будет постепенно. Для начала пусть вернется в стройные ряды «Нергал», вспомнит техники самоконтроля, сменит работу, поскольку на той ему делать больше нечего, а дальше будем смотреть по ситуации.
Гай хоть и был вампиром способным влиять на разум, но способности свои применял только при необходимости или по желанию левой пятки или левого желудочка в сердце. В общем, без особой нужды не копался в чужой голове. В своей-то не всегда было время порядок навести. Но считывать эмоции с других стало скорее уже привычкой. Поэтому он улавливал общий поток настроения окружающих и мог контролировать ситуацию по необходимости.
-Как обстановка? Вы с Гедеоном уже сталкивались со знакомыми? – поинтересовался Джованни. Не всем было известно, что юного вампира реабилитировали, посему особо смелые и любопытные даже могли задавать нескромные вопросы. Гай надеялся, что среди них нет дураков, которые будут распускать язык почем зря, ведь его можно случайно лишиться или по меньшей мере нажить себе проблем.

+7

86

О дивный новый мир! Сколько перемен произошло за короткий срок даже по человеческим меркам, что и говорить о вампирских.  Гвэндалин получила приглашение от Гая Джованни на праздник, по случаю рождения его правнука. Интересно, сколько у него уже взрослых внуков? Ни один человек никогда не поверит, что у этого мужчины в полном расцвете лет уже родился правнук! Укрепление семьи великое дело, потому что это увеличивает собственную силу. По этой причине её мать пыталась что-то сделать с их семьей, которая в один миг исчезла, как дымка, по тем или иным причинам растеряв своих представителей.  Вампирша знала, что в городе сейчас её дядя и прапрадед, если она не путает степень родства с Аресом, но никто из них особо не стремился поддерживать стабильные отношения. У деда опять были какие-то проблемы, как и всегда, а дядя, как и всегда, опять чем-то слишком увлекся, позабыв обо всем остальном. Именно по этой причине, приглашение было даже ценным, можно сказать, девушка хотела взглянуть, каких же трудов стоит держать всю семью рядом.
Оказавшись внутри поместья и переместившись во двор, Гвен оценила те усилия, которые Гай приложил к тому, чтобы все вокруг почувствовали, какой уровень жизни ждет его правнука. Вампирше также просились в глаза музыканты, точнее, цвет их кожи, который резко контрастировал с цветом их одежды. Было много прекрасных музыкантов с темным цветом кожи, но почему-то, глядя на эту компанию, который выступали на мероприятие Гая, Гвен подумала о рабах и рабовладельцах; учитывая, какой у мистера Джованни был характер и деловая хватка, она более чем допускала, что у него могут быть рабы.  Почему-то она легко могла себе представить, как Гай стоит с хлыстом, возможно, даже окровавленным.
Тряхнув головой, она отогнала этот странный поток мыслей и в этот момент её взгляд переместился на Гедеона, который возился с шампанским. Она слышала, что у него были некоторые с позволения сказать сложности, потому не ожидала его тут увидеть.
Поправив выбившийся локон из прически, девушка направилась к вампиру. На этот выход она выбрала платье в пол глубокого изумрудного цвета без рукавов и спиной украшенной ажурным плетением вплоть до поясницы. Оно было достаточно легким, чтобы в нем было не жарко в этот теплый день.  Они с Отто также подготовили подарок для правнука, но он был у Отто.
- Гедеон, день добрый, - поздоровалась девушка. – Рада видеть здесь.

+7

87

Прибыв на мероприятие немного позже запланированного, мисс де Клер вышла из лимузина и, отдав коробку с подарком неизвестно какому по счету правнуку Джованни в руки одного из встречающих, направилась на задний двор, где, по словам старого Абсолюта и должно было состояться грандиозное празднование. Почти невесомое серое платье,  декорированное кружевной подкладкой и отделкой из бесцветных кристаллов, переливающихся под лучами жаркого солнца, струилось по изящной фигуре девушки, создавая впечатление, что она не идет, а плывет.  На этот раз она решила не усердствовать с избытком украшений и для равноценной гармонии одела лишь небольшие бриллиантовые серьги в виде клеверного листа, да массивный гребень, собравший густые локоны в высокую прическу на затылке. Добравшись до большой площадки, на которой уже вовсю толпился народ, вампиресса замерла, оценивая убранство территории. Со стороны бассейна, там, где стояла небольшая сцена, донесся мелодичный звук напомнивший девушке симфонию теплого ветра несущегося через океан к берегам Эроса. Улыбнувшись приятным воспоминаниям, связанным с пребыванием на вилле в Лаире, она обвела взглядом одну половину площадки, ища знакомые лица. В глаза бросилась фигура темноволосой девушки в изумрудном платье, в которой блондинка без труда узнала Гвэндалин, а так же хорошо сложенный мужчина стоявший лицом к собеседнице.
- Хм-м! Он не похож на мистера фон Рихтера, - едва заметно вздернув бровь, Анна еще раз окинула взглядом фигуру мужчины, - Гедеон?! – глаза блондинки заметно округлились. Похоже, этому бунтарю все же удалось выйти сухим из воды. Желая знать подробности, носферату продолжила осмотр площадки, выискивая взглядом  старшего Джованни. Особо напрягаться не пришлось, так как пропажа почти сразу же нашлась и была замечена в обществе другой ее знакомой. Сияющее лицо мисс Верлейн могло о многом поведать, но вампиресса почти сразу перевила глаза на ее собеседника. Привыкшая к постоянному вниманию со стороны Гая, Анна сейчас почувствовала себя обделенной  и чтобы хоть немного сгладить неприятное ощущение, скребущее острыми коготками ревности на дне ее черной души, ступила на вымощенную дорожку и пробираясь через толпу приглашенных отправилась к столу с алкогольными напитками. Шампанское вряд ли могло привести блондинку в состояние равновесия, и она твердо решила отыскать там что-нибудь покрепче. Раньше ее не смущал тот факт, что она появлялась на вечеринках без сопровождения, теперь же, грациозно вышагивая, меж фигур мужчин и женщин в дорогих нарядах Анна бы многое отдала, лишь бы сейчас рядом оказался тот, кому есть до нее дело.
Несмотря на высокие каблуки и длинное платье, девушка весьма быстро преодолела живую полосу препятствий  и подошла к столу, с противоположной стороны которого стояли Гедеон и мисс фон Рихтер. Сегодня в ее обязанности не входило подслушивать чужие разговоры и, уловив паузу в их беседе носферату с улыбкой заявила: - Гедеон, Гвэндалин рада вас видеть! На часах всего лишь полдень, а нас уже вовсю пытаются напоить, - кивнув, в сторону бокалов с алкоголем она опустила глаза, выбирая нужный напиток.

Отредактировано Анна Мария Де Клер (31.07.2017 22:39)

+7

88

Гедеон не слишком хотел уезжать из загородного дома, где они с Пенелопой провели последнюю неделю. Для него этот отпуск стал не вторым или третьим шансом наладить жизнь, а логичным продолжением всех прочих дней, новые воспоминания о которых появились благодаря тонкой работе абсолюта. Ему было неизвестно о том, на что пришлось пойти отцу, чтобы очистить имя Джованни и вряд ли бы он смог оценить это в том состоянии, в котором находился последние полгода. Сейчас же все было совсем по-другому.
К Гедеону вернулось здравомыслие. Он мог оценить поступок родителя, но узнав о своем темном прошлом, рисковал вновь оказаться во мраке безумия. У него была слабая психика и склонность к психозам, как у любого Тэсмита, да и вампира в целом. Только, если у сородичей сдвиг по фазе начинался на заре лет или уже после того, как перевалит за сотню-две, то у Гедеона он произошел довольно скоро благодаря зельям и сильному стрессу, перенесенному в клетке.
Как бы там ни было, сейчас вампир стоял у стола с напитками и выбирал себе и своей даме, ожидающей его у арки, бокалы с игристым. За этим выбором его и застала миссис фон Рихтер, с которой им доводилось общаться, когда он посещал офис «Нергал». Она была первым потомком Хелены, вступившим в ряды пацифистов, чем и прославилась не только в партии, но и в вампирском обществе как таковом.
Гедеон хорошо относился к Гвэндалин, поэтому приветливо улыбнулся ей.
-И я рад этой встрече! – ответил он, предложив один из бокалов. – Отец хорошо постарался. Мадлен наверняка счастлива. Столько внимания и ей, и ее сыну, - Джованни говорил от чистого сердца, без капли зависти или сарказма. Они с Пенелопой тоже подобрали подарок виновнику торжества и положили его в общую кучу к остальным, подписав от кого и с какими пожеланиями. Гедеон не умел торжественно дарить подарки, хотя радовать и удивлять близких всякими сюрпризами любил. На днях, например, он сделал деревянную статуэтку для Пенелопы. Вампир изобразил ее. Поскольку выбираться в город она не позволяла, придумывая всяческие отговорки, покрыть это изделие лаком они решили потом.
-Кстати, как ваши дети? Отто тоже здесь? – поинтересовался вампир все также улыбаясь. В этот момент к ним присоединился еще один собеседник, а точнее собеседница. – Анна! Какая встреча. Мы не виделись почти полгода, – отозвался Джованни на ее приветствие. – После возвращения из отпуска, у меня чувство, что здесь многое изменилось.  Если не брать в расчет ледяные скульптуры и антураж в целом. Только не совсем понимаю что. А шампанское разгоняет кровь и притупляет чувство жажды. Выбирайте любое. Отец никогда не скупился на такие вещи. Здесь наверняка только лучшее.

Отредактировано Гедеон Джованни (09.08.2017 17:49)

+7

89

В общем-то, Пенелопа была не удивлена, когда старший Джованни отказался раскрывать метод, которым добился реабилитации для Гедеона в глазах Конвента. Вопрос был задан наобум. Во всяком случае, попытка – не пытка. А весьма благодушное настроение патрона на этом празднике жизни, носферату сочла за добрый знак.
Все задуманное действительно шло по плану, тихо и спокойно. Конечно, Гедеон периодически намекал, что им не плохо было бы выехать в город хотя бы на день, но блондинка умудрялась изворачиваться, из раза в раз придумывая новые отговорки.
Что ж, прекрасно – теперь и эта необходимость отпала, благодаря таинственному рычагу, на который надавил Гай.

– Я не могла не спросить, – игриво улыбнувшись краешком губ, в тон Абсолюту ответила Верлейн, и переключилась на следующие озвученные старым вампиром задачи.

– Полагаю, это займет не мало времени, – Пенелопа отвлеклась от изучения гостей у зоны фуршета, вновь посмотрев в глаза своего визави. –  Со сменой работы вроде бы все проще, кажется Гедеон и сам изъявлял такое желание, а вот что касается партии… Честно говоря, эту тему мы не затрагивали. Как он в целом относился к Нергал, до того? – Из разговора, после которого для сына Джованни прошло без мало полгода, а для светловолосой носферату лишь около недели, Верлейн помнила, что молодой вампир не очень-то стремиться стать частью клана; кроме того, семейный бизнес как таковой вызывает у него внутреннее содрогание. Идти напролом, здесь было бы большой ошибкой – одно неверное слово, и идеалист Гедеон быстро решит, что им не по пути. А для того, чтобы нащупать верную дорожку, девушке нужно было больше информации.
– Кстати, Вы хотите, чтобы он вернулся на прежнюю квартиру, или следует подыскать другой вариант?

– Пока еще нет, но сегодня, это неизбежно, – блондинка ответила на вопрос Гая о знакомых, вновь найдя взглядом в толпе Гедеона. Идентифицировать среди гостей миссис фон Рихтер, беседующую с вампиром, было совсем не сложно, а меньше чем через минуту к ним присоединилась мисс Де Клер. Эти леди, были первыми знакомыми лицами, после Гая, встреченными Пенелопой сегодня, среди неисчислимой массы родственников хозяина вечера. Нетто, чтобы многочисленные племянника, внуки и правнуки сливались в глазах блондинки в единую массу, но, будучи ей совершенно незнакомыми, были недалеки от этого.

– Хотя, где как не здесь, вливаться в струю жизни, после столь долгого отсутствия, – в очередной раз улыбнулась Пенелопа, легким движением поправив мягкий локон у лица. – На мой взгляд, он хорошо справляется, – спустя короткую паузу, добавила Верлейн. В самом деле, непринужденная открытость, присущая молодому человеку, не могла не импонировать. Кроме того, он был приятным собеседником, и вовсе не лишенным природного обаяния.

+8

90

Вампирша вежливо приняла бокал, с интересом изучая Гедеона и его радость относительно праздника, который устроил его отец.  Девушка была уверена, что многих скорее будет интересовать волшебное появление на мероприятии Гедеона, что появление на свет обожаемого внука.  Как же ему это удалось?
- Действительно роскошный вечер намечается, - вампирша улыбнулась. -  Отто тоже здесь, кажется хотел положить подарок куда-то повыше. – Гвендалин усмехнулась, теперь она была семейной дамой и вопросы о детях и муже были естественными и более чем закономерными.  -   С детьми тоже порядок, пока мы их надолго без своего присмотра не оставляем, но такой праздник пропустить просто не могли. – Отпив немного из бокала, она пришла к выводу, что все планируют провести по высшему разряду, с ненавязчивой музыкой и за приятными беседами.
Долго побеседовать тет-а-тет у них не получилось, так как на горизонте возникла знакомая фигура, еще одна приглашенная. Мисс де Клер также решила в начале ознакомится с представленным ассортиментом вин и прочих алкогольных напитков. Определенно вампиры относились к выпивке проще.
- Анна, приятно встретить вас здесь. Как вам антураж? – Гвен сделала еще глоток. Знакомые лица, с которыми, на удивление, вампирше было достаточно легко, напоминали иллюзорные семейные посиделки, которые обошли её стороной. Да и ранее, когда семья девушки отстаивала позиции клана, с легкостью общения были проблемы, так как у каждого были свои планы на победителей в том противостоянии. Здесь же, сейчас, собрались все те, кто оказался на одной стороне.
- Гедеон, стоит признаться, что ваш отец умеет организовывать такие вечера. Всего выглядит солидно, но при этом, не чувствуешь себя здесь лишней деталью, - вампирша усмехнулась. Большинство таких вечеров, в людском обществе, любят делать с таким размахом, чтобы доказать всем, насколько они богаты, статусны. На деле все настолько натянуто, что гостям проще уйти в ближайший паб, стянуть с себя галстук и провести свой день в более приятной обстановке.  Вероятно вампирское сообщество переросло эту лишнюю пафосность, потому что истинно сильных и властных мира сего все и так прекрасно знали и лишние рюши для этого были не нужны.
- А маленький виновник праздника будет представлен обществу? Когда юного Джованни выпустят в свет? – Вампирша снова улыбнулась и опустила взгляд в свой бокал, где пузырьки шампанского во всю толкались на стенках, подпихивая друг друга наверх. Крепкая семья наверняка подступает примерно также.

+6

91

Катарина стояла возле окна, занавешенного тяжелыми шторами, и смотрела на задний двор особняка сквозь небольшую щель. Доносившаяся оттуда музыка, плеск вина и разговоры, раздражали её. Она молча наблюдала за разворачивающимся весельем, сложив руки на груди и недовольно скривив губы, всем своим видом демонстрируя пренебрежительное отношение. Её раздражало абсолютно все: от довольного личика молодой племянница, рассказывающей о рождении ребенка, как о главном достижении в жизни, до притворного заискивания гостей. И, вероятно, не обделенная актерским талантом госпожа Джованни могла бы присоединиться к их компании, spettacolo deve andare avanti, но не могла (а точнее сказать не хотела) спускаться к ним. Она была отравлена ядовитой завистью, спирающей дыхание; её сжавшееся от черной тоски сердце, наотрез отказывалось подчиняться голосу разума, говорящему о том, что следует поддерживать хотя бы видимость жизнерадостности.
Несмотря на свое нежелание спускаться, Катарина все же облачилась к празднику в элегантное белое платье, идеально подчеркивающее все достоинства её совершенной фигуры. С левой стороны, в области талии, к нему была прикреплена драгоценная большая брошь в виде лилии, инкрустированная красными гранатами. Она также позаботилась о прическе и украшениях, но не успела выбрать туфли. Три пары очаровательных туфель стояли на полу возле большой двуспальной кровати. Но Катарина была так увлечена собственными душевными терзаниями, что совершенно не обращала внимание ни на что другое.
Она так хотела познать радости материнства, что подверженный психозам рассудок начинал рисовать перед её глазами лживые картины или дурачить чуткий вампирский слух несуществующими звуками: плачем или смехом их с Филиппом мертворожденного ребенка, по-прежнему не преданного земле. Они тяжело переживали эту потерю, но все же спустя некоторое время решили, что хотят вновь попытать счастья и стать родителями. Однако по каким-то неведомым причинам, им не удавалось осуществить мечту. Отчаявшись, Катарина была готова даже обратиться к магии, но ей посоветовали не терять надежды и подождать. Ждать эта женщина не любила.
-Почему так? – услышав, как дверь позади открылась, а затем закрылась, спросила Катарина у того, кто вошел в комнату. – Почему кому-то все, а кому-то ничего? – она развернулась в пол-оборота и посмотрела на него. Филипп. Без сомнения это мог быть только он и никто другой. Разве мог кто-то, кроме её возлюбленного брата вот так потревожить её в минуты горестных размышлений?
-Когда родился Лоренцо не было праздника, – продолжала Катарина. – Не было подарков и родственников, которые поздравляли нас.  Дон Джованни всегда говорил, что семья – превыше всего. И, что все для него равны. Но почему же одних детей он чествует, а других нет? Чем Мадлен, например, лучше меня? Тем, что вышла замуж за этого глупца Сфорца? Он же ничего не стоит, как и его, так называемые, наследники. Его даже не посвятили в семейный бизнес, потому что не доверяют. И все же, сегодня они виновники такого грандиозного праздника, а не мы. Разве же это справедливо, Филипп? Где она – справедливость?
Едва ли Филипп мог объяснить раздосадованной женщине очевидные причины. Она была готова отрицать их и обвинять всех в предвзятости. Ей казалось, что их с Лоренцо обделили. Катарина Джованни встала на тонкий лед и балансировала между реальностью и вымыслом. Любой толчок из вне мог спровоцировать её.

+7

92

-Думаю, вам стоит сменить место жительства. Скажем, его очаровательная девушка, – Гай посмотрел в глаза девушке, – может пожелать расширить жил. площадь. Или, например, ей покажется, что квартира неудобно расположена, поэтому стоит подыскать что-то поближе к культурному центру. Вариантов масса, – подведя итог, заметил вампир.
Светило яркое солнце, играла музыка, а вместе с вином лились и увлекательные беседы, некоторые из которых Джованни, в силу своего острого слуга и особенностей руны, успевал подслушать. Эта уловка уже давно вошло в привычку, поэтому он сохранял лицо, даже тогда, когда тема была ему неприятна. Само собой разумеется, семья первым делом узнала о возвращении Гедеона к нормальной жизнь, а вот для присутствующих на празднике недоброжелателей дона Джованни, радующихся каждой его потере, появление молодого вампира стало настоящим сюрпризом.
Шепотки, пронесшиеся по правой стороне, заставили Гая обернуться. Там, недалеко от стола с напитками, он увидел главного героя последних сплетней, оказавшегося в обществе двух прекрасных женщин, дружбой которых когда-то заручился старый вампир.
Окинув их обеих проницательным взглядом, Джованни загадочно улыбнулся. Мысли его в тот момент были далеки от приличий. Как-никак, несмотря на возраст, он по-прежнему оставался мужчиной, у которого были потребности не только в женском внимании, но и ласке.
-Верно, – отозвался Гай, после того как его собеседница заметила, что это подходящее время и место для того, чтобы влиться в струю жизни. Может среди родственников, которые собрались здесь, и партийных друзей, он начнет раскрываться. Джованни очень надеялся на то, что у них не возникнет проблем со старыми связями Гедеона, разгуливающими где-то по городу. И все же, он позаботился о том, чтобы люди, которые принимали гостей на входе, сообщали ему обо всех незнакомцах, ошивающихся рядом с домом, если вдруг заметят таковых. А в случае необходимости, провести с ними разъяснительную беседу.
-Гвендалин и Анна. Что ж, надеюсь, вы с ними хорошо поладили? – обратив свой взор на Пенелопу, между делом поинтересовался мужчина. Он был так занят решением семейных проблем и бизнесом, что совсем не интересовался тем, что происходит в партии. – Насчет отношения Гедеона к «Нергал» можешь не волноваться. Ему нравились пацифистские идеи движения, но пока он незнаком со всеми его сторонами. Пока и не нужно.
Посмотрев по сторонам, Гай мысленно отметил, что не все гости еще подъехали. Он по-прежнему не видел своего названного сына Бенджамина, с которым они не общались порядка полугода, и еще парочки родственников, насколько ему известно прибывших в Валенштайн днями ранее. Решив не делать поспешных выводов, мужчина продолжил беседу с мисс Верлейн.
-Гедеон выглядит отдохнувшим. Хочется верить, что наши старания не окажутся напрасными, – Гай не любил вкладывать силы и деньги в никуда. Сын уже дважды подвел его, вначале просчитавшись со своей бывшей пассией, сбежавшей с другим вампиром, затем по-крупному опростоволосился с законом, в открытую выступив против общества. Особенно сильно подставив при этом те самые пацифистские идеалы «Нергал», дав почву для пересуд. Джованни еще предстояло поговорить с куратором Гедеона, и обдумать с ним будущую стратегию. Отказать ему они вряд ли смогут, но нужно было как-то обыграть ситуацию с выгодой для всех.

+6

93

Несмотря на то, что в душе Филипп был истинным мизантропом, мероприятия, подобные тому, что было запланировано на сегодня в резиденции семьи, не могли оставить его равнодушным. Не сказать, чтобы вампир испытывал особый прилив энтузиазма от перспективы общения не только с довольно многочисленной родней, но и прочими приглашенными на торжество по случаю рождения у дона Джованни очередного правнука, однако выгоду для себя мужчина мог найти даже в этом.
Правда, дело не шло о заключении каких-либо сделок, хотя, казалось бы, атмосфера и располагала к этому. Увы, но нет, голова Филиппа в данный момент сейчас была занята несколько другим. Как только глава клана объявил о том, что планирует праздник в честь пополнения в семействе Мадлен Джованни и Антонио Сфорца, мужчина понял, что его лично ждет буря по крайней мере локального масштаба, до того потемнели голубые глаза Катарины. После той единственной беременности, закончившейся преждевременными родами, детский вопрос в их семье был самой щекотливой темой из всех возможных. Больше всего, наверное, Филипп винил себя в том, что не нашел в собственной душе сил отобрать у сестры эту иллюзию материнства и согласился с тем, чтобы несчастного мертвого младенца подвергли процессу бальзамирования.
Мысли о сестре тенью легли на выразительное лицо вампира, и до этого что-то увлеченно втолковавший ему Луиджи Сфорца не преминул обратить на это внимание. Возвращаясь к реальности, Джованни удивленно вскинул бровь и поспешил заверить собеседника в свое полном внимании. Да, стоит повториться, что Филипп все же питал странную любовь к мероприятиям, подобным сегодняшнему празднованию. Наверное, как и любой обладатель руны Темного перерождения, из общения как с людьми, так и с представителями мира изнанки в первую очередь для себя выносил наблюдения за мимикой и жестикуляцией многочисленных знакомых. Перерожденцы по сути своей – это зеркала, которые должны тонко подмечать человеческую натуру. Жаль только, что редко кто по достоинству способен оценить такое отражение.
Счастливый дед, вероятно, не менее счастливого новорожденного виновника торжества успел уже порядком наскучить Филиппу. Сфорца никогда не входили в круг особо приближенных к Гаю людей, однако, в последнее время стали проявлять заметный гонор, что с учетом того, кем являлась матушка очаровательной Мадлен, заставляло о многом задуматься. Получавший начальное образование еще в славном 18 столетии и прекрасно знакомый с многими военными трактатами, Джованни не мог не задуматься о том, что от подобных союзников предпочел бы избавиться в первую очередь, однако спорить с дедом пока не собирался, уверенный в том, что старый Абсолют и без него насквозь видит эту докучливую семейку.
- Прошу меня извинить, - обратился он к своему собеседнику и, поставив пустой бокал на поднос проходившего мимо официанта, поспешил в сторону дома.
Как Филипп и предполагал, задержать появление Катарины в числе многочисленных гостей, чествующих молодых родителей, могло только отвратительное настроение, в котором пребывала его возлюбленная сестра.
- Кат, - мужчина постарался обратиться к ней как можно мягче и, в несколько шагов преодолев расстояние от двери до окна, обнял девушку сзади за талию. – Боюсь, время для философских размышлений сейчас не самое удачное.
Вампир развернул ее к себе лицом и внимательно посмотрел в прозрачные голубые глаза Катарины. Эта черта лица всегда первой намекала на их родство, и на нее в первую очередь обращали внимание все новые знакомые близнецов.
- Поверь, искать справедливость в том, что происходит, не стоит. Этот праздник забудется в скором времени, и вспоминать о нем будет разве что глупышка Мадлен, поскольку ничего более ценного в ближайшее время в ее жизни не предвидится. Надеюсь, ты не хочешь подарить ей дополнительное удовольствие от мыслей о том, что тебя задело это торжество?
Сейчас Филипп бил по одному из самых уязвимых мест своей возлюбленной – по самолюбию. Если все пойдет как надо, Катарина не сможет устоять.
Подойдя к окну, мужчина дернул за витой шнур, и тяжелые шторы раздвинулись, впуская в спальню лучи солнечного света.
- Ну же, любовь моя, решайся, - на губах вампира заиграла легкая ироничная улыбка. – Уверен, Лоренцо будет гордиться нами за то, что мы никогда не сдаемся.

+6

94

Согласно одной из научных гипотез, уже давно выдвигаемой учеными мужами, близнецы способны чувствовать друг друга даже на расстоянии, и, если в отношении людей её еще можно оспорить, то для вампиров, связанных не простым родством, это неопровержимо. А Катарина и ее брат стали близки настолько, насколько вообще возможно. Совершенно не удивительно, что в таком разрезе ему в голову пришла почти беспроигрышная идея – сыграть на самолюбии дорогой сестрицы. И, должно быть, она могла бы оправдать себя, ведь главным пороком госпожи Джованни по-прежнему оставалось тщеславие, однако навязчивая мысль о том, что их с малышом Лоренцо обошли стороной, не давал ей покоя. Это могло стать куда большей проблемой, чем казалось на первый взгляд.
-И когда же по-твоему придет наше время? – поинтересовалась Катарина, после того как брат дернул за шнур от штор, впустив в комнату солнечный свет. – Едва ли Мадлен или кто-то другой вообще заметим наше присутствие или отсутствие на этом празднике.
Катарина считала свою двоюродную сестрицу недальновидной дурочкой, хотя у той определенно имели не только зачатки ума, но и присущая всем Джованни хватка, которую сложно было разглядеть под милым наивным личиком и кокетливой манерой общаться, присущей её натуре. Внешне она мало походила на отца, но имела большое сходство в лице с чертами матери, которая когда-то слыла эросианской красавицей. Хотя, конечно, не все сходились в этом мнении. Так, например, Катарина считала внешность этой женщины весьма неприятной, если не сказать совсем отталкивающей. Ко всему прочему, она крайне недоверчиво относилась к семье Сфорца, которые, как ей казалось, играют на два фронта.
Предусмотрительная Катарина, которой пришлось принимать участие в организации торжества, поставила нескольких своих людей на обслуживание, чтобы те не только подносили напитки и справлялись у гостей не хотят ли те, чего-нибудь, но и подслушивали, о чем они ведут беседы. Не все еще успели привыкнуть к новой патронессе, которая в отличии от предыдущего хозяина дома Терпимости, предпочитала знать обо всем, что происходило не только в его стенах, но и за пределами.
-Меня больше волнует другое, дорогой, – выдержав паузу, выдавила из себя обиженная женщина. – Я слышала, что эта корова хочет, чтобы ее горячо любимый муженек вошел в семейный бизнес, – она подошла к брату и положив руки к нему на плечи, добавила: – и, как ты думаешь, чье место он хотел бы занять? – пальцы Катарины скользнули по ткани его пиджака и с любовью поправили воротник. С учетом того, что мальчишка Сфорца слыл заядлым картежником, ответ казался для обоих более чем очевидным. И пусть место Филиппа было прочным, только глупец недооценивал соперников, которые, судя по прибавлению в семействе, решили брать приступ количеством.
-Но не волнуйся, я позаботилась о том, чтобы на празднике были наши люди, – понизив голос, словно кошка, решившая приластиться, сказала Катарина. Её настроение начало меняться, когда они оказались достаточно близко. – Поэтому будь спокоен, мы не пропустим ничего интересного, и не доставим никому дополнительного удовольствия. Никому, кроме друг друга, – и в подтверждении своих слов, она обвила его шею руками и поцеловала.
В дверь настойчиво постучали.

Отредактировано Катарина Джованни (13.08.2017 02:25)

+6

95

Остановив свой выбор на бокале мартини мисс де Клер, приподняла подол длинного платья и не спеша обогнула стол с напитками, приблизившись к тем, чью беседу прервала своим появлением.
– Надеюсь, я не помешала вам? – проявив немного учтивости, поинтересовалась носферату хоть и была твердо уверенна в том, что их разговор еще не успел перерасти во что-то большее, чем обмен любезностями.

"Ты даже не представляешь, насколько все изменилось" – с горечью подумала девушка глядя в ясные глаза младшего Джованни. Она не знала подробностей, но предполагала, что Гаю пришлось приложить не малые усилия, чтобы вернуть жизнь молодого тэсмита в привычное русло. Вот только надолго ли? Как известно, мир не без добрых людей и рано или поздно найдется тот, чей длинный язык уничтожит венец творения старого Абсолюта.
 
- М-м-м... - задумавшись на несколько секунд над ответом, Анна снова улыбнулась. - Впечатляет! Правда, я предпочитаю более шумные вечеринки. Хотя, чем Дагон не шутит, может и здесь удастся повеселиться?
Приподняв бокал с мартини, девушка отвела взгляд от миссис фон Рихтер и сделала маленький глоток. Среди проходящих мимо гостей не было тех, кто был знаком ей, а потому она не спешила покинуть общество Гедеона и Гвэндалин. И пока счастливая мать троих очаровательных близнецов расхваливала организованный праздник, молча наблюдала за младшим Джованни. Затем ее глаза коснулись широкого бокала под тонким стеклом которого, скрывался дивный напиток. Он был едва начат.
"Досадное упущение!" - подумала Анна, гипнотизируя взглядом бледно зеленую жидкость. Ведь еще минутой ранее она собиралась, по меньшей мере, искупать  в нем свою верную подругу, следовавшую за ней по пятам (скуку).
- Кстати о виновнике торжества… - вовремя подхватив тему, она сделала легкое движение рукой, привлекая внимание собеседников. - Пока хозяин вечера собирается с мыслями для того чтобы наконец-то дать старт мероприятию я предлагаю уже сейчас выпить за маленького представителя огромного семейства. Надеюсь, что у него хватит сил в будущем стать достойным членом клана Джованни! – девушка постаралась вложить в произносимые слова максимум любезности, но при желании в интонации ее голоса все же можно было уловить легкие нотки сарказма. Она только начинала свое знакомство с этой семьей и пока довольно смутно представляла, кого стоит опасаться, а с кем водить дружбу? Тем не менее, те немногие с кем ей уже довелось пообщаться, наталкивали на мысль, что это будет весьма интересный опыт.

Отредактировано Анна Мария Де Клер (15.08.2017 21:41)

+7

96

Лис никогда не работал официантом, в прямом смысле этого слова. Его интересовали несколько иные виды деятельности, да и простой официант получает куда меньше денег, чем требовалось молодому парню вроде Алиссандро. Избалованный вниманием и дорогими вещами, он с подросткового возраста твердо решил, что использовать свои природные данные нужно не мелочась. Собственно что он и сделал в свое время, устроившись на работу в Дом удовольствий Джованни. Но одно дело просто таскать заказы в какой-нибудь точке общепита, пусть даже и дорогой, и совсем другое подавать напитки гостям. В этом ничего сложного Лис не видел, более того, это входило в его обычные обязанности. Так что на предложение леди Катарины (читай приказ, какое может быть предложение у начальника к подчиненному? Особенно если начальник вампир, а подчиненный всего лишь мальчишка человеческих кровей) поприсутствовать на празднике жизни в поместье Джованни в качестве официанта он с радостью согласился.
Еще бы ему не радоваться. Мало того, что он побывает в доме работодателя, что уже само по себе интересно, так еще и увидит высший свет вампиров. Не то, чтобы ему этого света не хватало на основной работе, но вот чтобы вот так всех вместе в одной куче…  В любом случае это вдохновляло. К тому же заниматься ему там нужно было почти тем же, что и всегда. Только клиентов было гораздо больше за один раз и не нужно было переходить в горизонтальное положение. В общем, требовалось улыбаться, блистать красотой и вовремя подливать гостям напитки. А вы о чем подумали?
Лис умело лавировал между гостями, присматривался к вампирам, да и не только к ним. Хотя признать, эта часть общества ему была куда интереснее. Но работа есть работа. Поднос с бокалами балансировал в руке парня, то и дело меняя полную посуду на пустую. Он не считал, сколько уже раз менял его, заполняя на баре бокалы с выпивкой. Но это ему и не требовалось. А вот обрывки фраз общающихся между собой гостей были гораздо интереснее и полезнее. За время работы в Доме Джованни, Лис приобрел полезный, как он сам считал, навык – не упускать ничего важного и интересного, запоминать информацию даже услышанную вскользь. Кто знает, когда и как она пригодится.
Возвращаясь очередной раз у  бару за пополнением, Лис был перехвачен выглянувшим из двери кухни шеф-поваром. У того возникли какие-то там проблемы на кухне. То ли с продуктами, то ли с блюдами, Алиссандро не вникал в подробности, просто кивнул, когда его попросили найти леди Катарину и попросить пройти на кухню. Справившись у других работников, не видел ли кто, куда подевалась женщина, Фран отправился на поиски. Конечно, он мог возмутиться, заявить, что не мальчик на побегушках и все такое, но чувство любопытства было выше него, а поиски одного из хозяев дома лучший повод прогуляться по особняку. Исследуя здание, Лис запоминал полезные мелочи в обстановке, вдруг когда пригодятся, да и не только в ней. Он подмечал, где кто находится, чем занят и с кем общается. Откладывал в копилку на будущее и такие детали как, кто как реагирует на его появление. Конечно, встречая других или прерывая чей-то разговор (совершенно ненароком, ну что вы!) Алиссандро вежливо извинялся и интересовался, не видели ли они леди Катарину. Реакция людей и вампиров была порой куда более информационной, чем некоторые слова.
Наконец отыскав девушку, он негромко постучал в дверь, терпеливо ожидая пока ему позволят войти. Вот с кем с кем, а с семейством Джованни следовало быть предельно осторожным и учтивым. Не стоило лезть не в свое дело и даже думать переходить им дорогу. И дело даже не в том, что род вампиров был слишком могущественным, хотя инстинкты самосохранения тоже твердили об этом. Просто у Лиса было какое-никакое а подобие профессиональной гордости. Он работал на них. Да, не самым доверенным лицом, не на уважаемой и важной должности, но Лиса вполне устраивало и то место, которое у него было. Даже более чем устраивало. На данный момент, это было лучшее, что он мог иметь в свои неполные двадцать. Эти вампиры (образно говоря, конечно же) исполнили все его даже самые смелые мечты на данный момент. Совесть Лиса не позволила бы ему предать интересы семьи Джованни. К тому же парень слишком привык жить роскошно, ни в чем себе не отказывая.

+7

97

Как всякая уважающая себя женщина, его дорогая сестрица была самой настоящей змеей, однако, несмотря долгие годы, что они провели вместе, Филиппу так и не удалось определить – подколодной или все-таки гремучей. Уязвить собеседника Кат умела мастерски, и происходи эта беседа лет на 200 раньше, вампир наверняка испытал бы желание свернуть ее тонкую мраморно-белую шею, ощутить, как хрустнут под пальцами позвонки, почувствовать, как обмякает в его руках еще секунду назад дышащее жизнью и страстью тело. Порок гнева, который терзал мужчину все годы после обращения, порой требовал выхода в самых жестоких проявлениях, но, стоит сказать по правде, кому-кому, а Катрин вред он не сумел бы причинить, даже полностью находясь во власти кровавого безумия. По извечной природной иронии именно она оставалась для него светом во тьме, как бы пафосно это ни звучало.
Однако слова сестры о том, чего жаждет глупое сердце не самой симпатичной им обоим родственницы, не могли не отозваться довольно хищной улыбкой, исказившей тонкие губы Филиппа. Чужие ожидания всегда прекрасны, особенно когда имеется хотя бы малейший шанс развеять их в пыль.
- Душа моя, твоя предусмотрительность, как всегда, выше всяких похвал, - произнес вампир, задумчиво проводя кончиками пальцев по ледяному запястью женщины.
Однако «птичкам», которых Катрин отправила собирать ценные сведения, доступ явно будет открыт не везде. Даже вампиры, общество которых во многом отличалось чрезмерным консерватизмом, уже давно перестали считать ту же человеческую прислугу частью бессловесной мебели, неспособной в случае чего очень многое рассказать о жизни своих хозяев. Несмотря на тот страх, который люди могли испытывать перед носферату, находились такие, кто охотно делился информацией, и Филипп, в прошлом довольно часто пользовавшемуся услугами мальчишек-посыльных или хитрых горничных, охотно делившихся сведениями о тех дамах, которым им доводилось служить, в голову бы не пришло обсуждать что-то важное даже в присутствии обыкновенного официанта. Однако чем Дагон не шутит: вдруг обилие алкоголя, на который не поскупился сеньор Джованни, развяжет кому-то язык. В конце концов, свою голову к чужой стоит примерять только тогда, когда ты уверен в результате.
Требовательные жаркие губы Катрин захватили все его внимание. И, вполне возможно, вампир мог бы послать куда подальше всю ту компанию, которую глава клана пожелал собрать сегодня в резиденции, однако не стоило забывать о том, что в одном его дорогая сестра все-таки ошибалась, не до конца соединяя некоторые логические связи. В той толпе, что сейчас уничтожала труды нескольких приходящих садовников по уходу за газоном, у каждого была своя особенная роль: среди тех, кто просто пришел отдохнуть, там можно было встретить и причину сплетен, и верного исполнителя, и язвительного наблюдателя. Все они играли в заданных рамках, но любопытно будет посмотреть на тех, кто захочет сфальшивить. Как же с ними поступят коллеги по сцене?
Стук в дверь вампиру очень не понравился. Разорвав поцелуй, Джованни издал глухой рычащий звук, однако практически сразу взял себя в руки.
- Кого там еще принесло? – проворчал он и, внимательно посмотрев на Катрин, добавил чуть громче. – Входите уже!

+6

98

Появление Виктора на семейном торжестве произошло с задержкой, работа у  адвоката порой  не предсказуема, да и сам Уайт до последнего сомневался в том, стоит ли там присутствовать. Однако сама причина торжества была очень веской, не каждый раз всех собирают из за рождения правнука, правда половины Виктор  даже  не знает, да и с родственниками общается не часто, уже  не скажет кого и как зовут.
Вампир немного задержался около дверей, проверяя телефон на наличие не отвеченных звонков и сообщений. Сейчас стоило отключить его снова, что бы  никто не мог отвлечь от общения с отцом, это такие редкие  минуты, что стоит их  ценить. Они все очень заняты последнее время не только своей жизнью, но и работой, а так же  работой  других. Виктор никогда  не устраивал проблем из за нехватки времени для семейных отношений, но нельзя было его упрекнуть в том, что он против семьи. Все таки адвокат.
Вид сверху завораживал, отец прекрасно подготовился к  торжеству, не мало было приложено усилий и денег, последнее для Джованни не проблема. Гостей не мало, это вампир отметил сразу, причем здесь явно ни кто попало, а те, кто  нужен для дела, для семьи. В общем Гай всегда совмещает приятное с полезным, у  него это получается отлично, и никого подобное не напрягает, ему стоит поучиться у  отца. Собственный вид деятельности Уайта никак не стыкуется с  его жизнью и бывшей женой, полная противоположность, которая может стать камнем преткновения. Организатор и хозяин дома был замечен в гуще приглашенных, так что Уайт не спешным шагом спустился по лестнице, прихватив с  подноса официанта бокал  шампанского, для вампира алкоголь как вода, но приятные старые воспоминания никогда не помешают.
Семья. Это слово нужно смаковать осторожно. Оно содержит в себе очень большой смысл, объединяющий между собой не только близких родственников, но тех, кто близок по духу, как и вторые половинки. И глядя сейчас на площадку Уайт  много кого замечал, лица которые проходили сквозь время, и до сих пор были рядом с семьей. Виктор улыбался тем, кого знал лично, салютуя бокалом, приподнимая его немного вверх, а тем кого видел впервые мужчина просто кивал в  знак приветствия. Сейчас он шел сквозь всех в сторону Гая, поздравить  отца с рождением еще одного члена семьи. Сколько уже их?  Плохо выпадать из семейного общения, но порой  без этого невозможно. По пути вампир обратил внимание на парочку удаляющихся гостей, лица которых ему отдаленно кого то напоминали. Отца? Родственники, с которыми он ранее не пересекался? Сколько их здесь, тех кого он увидит впервые.
- Плюс один,- Виктор сделал  глоток с бокала, протянул свободную руку  Гаю для рукопожатия,- Поздравляю! Крепыш? – явно еще никто еще не видел мелкого виновника торжества.  – Все пришли? – вопрос подразумевал родных и близких, семью. – Я кого то еще не знаю?

+6

99

Катарина действительно отличалась предусмотрительностью и разумно распоряжалась своими ресурсами, хотя порой всё же совершала ошибки, причиной которых зачастую становились пороки, обуревающие её черное сердце. Однако в этот раз она решила следовать правилу: «лучше переоценить своего врага, чем недооценить», поскольку от этого зависело их будущее. К тому же, ей было прекрасно известно, что в жилах представителей их многоуважаемого семейства течет хитрость, а не кровь. И все же семья, несмотря на подковёрные игры некоторых её членов, была для Катарина, если не на первом месте, то определенно занимала одно из почетных.
Она не привязывалась к вещам или местам, как некоторые, но все же почувствовав, что сможет реализовать свои самые смелые желания в городе оборотне, как еще называли Валенштайн в кулуарах, не собиралась так просто отказываться от него.
Говорят, что дом был там, где сердце, и, пожалуй, это правда.  Сердце этой женщины всегда было у ног Филиппа. И несмотря на большие амбиции, только ради него она была готова отступить от задуманного. Однако в данный момент Катарина чувствовала (или может ей только казалось это?), что они желают одного.
Здесь, - в Валенштайне, они могли попробовать построить новую жизнь, забыв старые неудачи и возможно обиды, которые порой, точно язвы на теле больного бубонной чумой, проступали наружу.  Насколько бы не была сильной их связь, избежать ссор и страстей, которые в некотором роде обновляли отношения, им не удалось.
Катарина с вампирской жадностью целовала Филиппа, самозабвенно предаваясь этому, словно весь мир, кроме него одного, перестал для неё существовать. И она собиралась продолжить, если бы не стук в дверь, который помешал им плавно перебраться на кровать или стол, удобно стоявший у стенки.
Сделав глубокий вдох, чтобы не выдать своего раздражения, поскольку постучаться мог кто угодно, она пригладила ткань рубашки на груди Филиппа, и развернулась к двери, прильнув к нему спиной. Её рука легла поверх его ладони, а губы растянулись в улыбке.
Когда на пороге появился Алессандро, женщина поспешила поинтересоваться, что его привело. Поскольку от брата у неё секретов не было (ну или почти не было), она дала понять ему, что хочет, чтобы он остался. Конечно, развлекаться они уже едва ли станут, но ей хотелось просто чувствовать присутствие Филиппа, поскольку оно успокаивало её.
-Рассказывай, –  велела Катарина, обращаясь к Лоретти, когда тот закрыл за собой дверь. – Надеюсь, ты пришел ко мне не для того, чтобы спросить, где стоят коробки с шампанским? Поскольку этими делами занимается Вероника и Джорджианна, – так звали девушек, которых наняла Катарина, дабы её саму не отвлекали по всяким пустякам. –Что тебе удалось узнать? – её пальцы мягко массировали тыльную сторону ладони брата.

+4

100

За несколько месяцев общения с миссис фон Рихтер, встречи с которой проходили в основном в штабе «Нергал», Гедеон проникся к ней искренней симпатией. Всегда вежливая и улыбчивая молодая женщина умела расположить к себе, хотя ему приходилось слышать, что потомки Хелены не отличаются покладистым характером. Он не вешал на людей ярлыки, и не любил, когда вешали их на него. В её компании и компании Анны-Марии младший Джованни чувствовал себя комфортно, как в обществе хороших друзей, поэтому просто вел себя естественно и непринужденно. С Анной Марией они общались меньше, но он успел немного узнать и её. Гедеон считал, что у этой девушки есть необходимость испытывать острые ощущения. Он предположил, что ее главный порок – уныние, но не решался спрашивать напрямую, да и не был уверен в том, что она задумывалась о таких вещах. Ему казалось, что Анна и его отец похожи. Только Гай в отличии от нее уже очень стар и не ждет чудес, а создает их, а она еще очень молода и поэтому еще не умеет этого. Или не хочет хлопотать. Вообще красивым девушкам, как Анна Мария обычно и не нужно этим заниматься, ведь рядом с ними обычно бурлит жизнь. Им остается только не упустить подходящий момент, чтобы заявить о себе.
Гедеон не стал выражать вслух сомнения относительно того, кто организовывал праздник. Он все же думал, что этим занимались приближенные люди отца или кто-то из близких родственников, смыслящих в организаторской работе. А вообще, кто бы этим не занимался, выглядела площадка правда впечатляюще.
-Мне кажется старт уже дан, - сказал он, отправляя канапе себе в рот, - кажется в том конце я видел Мадлен, принимающую поздравления. Мы с Пенелопой не успели поздравить ее, но собирались сделать это в ближайшее время.
Гедеон заметил в стороне отца и свою девушку. Они мило беседовали и ему оставалось только гадать, о чем именно шла речь. Их с Пенелопой отношения строились на доверии, но когда речь заходила о Гая, у последователя Тэсматиса появлялось неприятное ощущение в области желудка. Это была точно не ревность, но другое не менее неприятное чувство.
-А вот здесь ли мой племянник я не знаю, - признался Гедеон, - может его оставили на нянюшек. Но выпить за него мы можем уже сейчас, - вампир поднял свой бокал, столкнулся им с бокалами девушек и, пригубив, в очередной раз посмотрел в сторону Пенелопы и Гая. – А как ваше становление в качестве члена семьи? - спросил он обращаясь к Анне.
Сам он пусть и принадлежал клану Джованни, никогда не чувствовал себя его частью. Кто знает, может в будущем жизнь сделает крутой вираж и изменит его мнение.
-Успели обзавестись друзьями или врагами?

+6



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC