http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/69078.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/76892.css

Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2006 год. + 18 * днем и + 14* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Неделя масленицы на любовниках смерти!

На форуме произошел скачок на 5-ое сентября 2006 года.
Напоминаю, что 10-ого сентября в мире «любовников смерти» празднуется день проклятых, в связи с которым будут устроены разнообразные мероприятия.
Все изменения в сюжете будут обсуждаться в теме: "игровая активность"


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Вакансии: Превратности судьбы

Вакансии: Отголоски войны

Вакансии: Короли криминального мира

Администратор

Модераторы

Мастера игры

Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Zentrum Зефир, помощь ролевым Gates of FATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » #Город Валенштайн » г. Валенштайн. Остров "Парадиз", Дом Джованни [Элитный район]


г. Валенштайн. Остров "Парадиз", Дом Джованни [Элитный район]

Сообщений 101 страница 120 из 132

101

– Что же, будем надеяться, что Гедеон не слишком привязан к своей Валенштайнской квартире. – Вариантов, действительно была масса. Кроме того, Пенелопа считала, что в крайнем случае, она может просто попросить младшего Джованни, придумав наиболее правдоподобный аргумент – молодой вампир был весьма открыт и благожелателен к ней. Правда, торопить события слишком активно, белокурая вампиресса не хотела, предпочитая планомерно следовать предварительному плану.

Легкий порыв теплого летнего ветра ударил в лицо девушки, донося в месте со своим дуновением аромат парфюма ее патрона.
– Сложно сказать, – блондинка чуть пожала плечами, продолжая наблюдать за перемещениями гостей и обслуживающего персонала по отведенной для праздника площадке. – По делу мы встречались всего лишь раз, до этого возможности познакомиться поближе, как-то не представилось. Но, думаю, все будет в порядке. Вы ведь знаете женщин, – улыбнувшись, и лукаво глянув на Гая из-под пушистых ресниц, добавила Верлейн, – нам нужно время, чтобы начать доверять друг другу.

Когда старый Абсолют вернулся к их первоначальной теме беседы, Пенелопа ощутила легкий холодок. Сложно поверить, что озвученное вампиром, всего лишь мысли вслух. Особенно, сложно поверить в это, познакомившись с его методами поближе.
– Это наш общий интерес, – не громко ответила вампиресса, подразумевая под словом «наш» не только Гая и себя, но и непосредственного виновника всего переполоха, – так что, успех неизбежен.

Когда к беседующим вампирам приблизился один из гостей, Пенелопе прежде не знакомый, девушка очаровательно улыбнулась, и, поприветствовав мужчину, оставила его с Гаем наедине; тем более что по-прежнему беседующий с двумя дамами у столиков с напитками Гедеон, уже несколько раз оборачивался в сторону стоящих под сенью деревьев Гая и Пенелопы.
Туда-то носферату и направилась, плавно двигаясь среди групп беседующих гостей и снующего туда-сюда обслуживающего персонала.

Отредактировано Пенелопа Верлейн (16.09.2017 14:25)

+6

102

Сложно было не заметить, как количество гостей увеличивалось; беседы становились шумнее или проникновеннее; официанты сновали быстрее. В силу обстоятельств, девушка о многих присутствующих что-нибудь да знала, с некоторыми была даже знакома лично. Каждый был своеобразной акулой в своем роде деятельности. Вампирша также несколько удивилась, когда ощутила среди холодной толпы живое человеческое сердце и горячую кровь, которая носилась по сосудам.  Наверное, удивление было связано с тем, что Гвен предполагала, что на такой встрече будет более тесный кружок, который не будет включать другие виды, если можно так выразится.
Раньше она не была такой, но с появлением собственных детей, стала относится к ряду вещей совершенно по-другому. Своего рода элемент безопасности.
Вампирша отсалютовала бокалом в честь новорожденного и сделала глоток. – Ему определенно повезло родиться в такой семье, - она улыбнулась – оказывать защиту и поддержку тут умеют. – Она старалась быть дружелюбной, но и не болтать слишком многого, потому что не все в этом мере происходит открытым путем.  С другой стороны, удобно, когда в твоей семье есть кто-то, кто сумел забраться на самый верх и закрепиться там наиболее надежно.  В какой-то степени, можно сказать, что стержнем семьи Джованни является Гай, и, если выдернут этот стержень, все полетит известным адресом; не будет волшебной помощи; не будет этих чудных семейных сборищ.
Вероятно, чтобы семье ничего не угрожало, каждый должен быть достаточно силен, для того, чтобы в нужный момент подстраховать или заменить главную опору.  Гвендалин обернулась и посмотрела на Гая, который о чем-то мило беседовал с Пенелопой. Кажется, это была новая избранница Гедеона.  Насколько она знала, до этого ему не слишком везло с дамами, отношения каждый раз были слишком драматичными.
Девушка сделала глоток и взглянула на гостей. Наверняка каждый пришел сюда не только, чтобы засвидетельствовать свое почтение, но и что-нибудь получить от этой встречи. Гвен попыталась отогнать такие слишком деловые мысли, в конечном итоге, встреча была направлена на радостный мотив.
- А многие еще должны прибыть? Столько народу собирается. Родители наверняка ждут не дождутся, пока вся эта разноцветная толпа наконец покинет этот двор и оставит их в покое. – Она чуть усмехнулась.

+5

103

Рад, что ты нашел время, – пожав протянутую руку Виктора, сказал Гай, когда тот присоединился к беседе. С момента их последней встречи прошло не очень много времени, но Джованни просиял улыбкой так, будто они не виделись уже давно. Или, по крайней мере, находились в хороших отношениях, что в целом нисколько не противоречило правде.
-Как и все Джованни, – ответив на первый вопрос сына, вампир представил Пенелопу. Поздоровавшись с Виктором, она оставила их, направившись, как он мог заметить, к своему кавалеру. Никто из присутствующих не знал, что ей приходилось только лишь играть роль возлюбленной Гедеона.
Зная о природе чувств, Гай не сомневался, что очень скоро мисс Верлейн может попасть в сети любви, но не придавал этому особого значения, поскольку для него чужие чувства, которые не приносили пользы, ровным счетом ничего не значили. Он еще наблюдал за ней, поскольку с момента перехода из одной партии в другую прошло немного времени, и делал выводы относительно того, насколько преданно она может служить их общей цели и идеалам.
Проводив девушку долгим взглядом, «Абсолют» вернул свое внимание Виктору.
-Здесь только одна четвертая клана, – сообщил он ему, хотя сам не был уверен в том, что правильно обозначил число, – те, кто живет в Валенштайне и его окрестностях.
Взгляд Гая скользнул по гостям, которые попадали в поле его зрения. Создавалось впечатление, будто он кого-то ищет. Судя по выражению лица, прежде выражающему благодушие, а теперь задумчивость, поиски увенчались неудачей. Среди собравшихся не было Бенджамина, который по словам консильери, должен был получить приглашение на праздник. Его отсутствие здесь наводило Джованни на раздумья.
Они с Лоуренсом не общались порядка полугода. Новость о том, что они перестали поддерживать связь, каким-то мистическим образом стала достоянием общественности и предметом для разговоров в клане. Мнения сородичей разделились. Одни утверждали, что Бенджамин достаточно разумен и не стал бы портить отношения с главой семейства, а его отказ в день игр, наверняка, оправдан; другие же, те кому старый Тэсмит не импонировал, называли его ренегатом. Последние особо не навязываясь намекали, что Лоуренс может быть опасен. Тысячу лет назад это могло возыметь на него должный эффект, но в настоящее время он просто наблюдал.
-Пришли еще не все, но время есть, – вынырнув из своих мыслей, как из-под толщи льда, отозвался Гай. – У тебя есть по меньшей мере несколько часов, чтобы познакомиться со всеми. Если хочешь поздравить племянницу, она в той стороне, – Джованни указал на столпотворение справа от них. – Но для начала, скажи отцу, как твои дела? – речь шла и о работе, и о семье.

+6

104

Кажется, он прервал очень важные переговоры. Лис не задумывался о связях в этом странном семействе, просто подмечал и оставлял их в голове, не акцентируя на них внимание. Он закрыл за собой дверь, бросив взгляд на мужчину, и переключил своё внимание на женщину. Эта экстравагантная импульсивная особа была опасна. По мнению Лиса опаснее всех остальных вампиров этого семейства. Хотя тут каждый занимал своё отдельное место. Да и в принципе считать вампиров не опасными было не только безрассудно, но и небезопасно для здоровья.
Парень остался у двери, не собираясь приближаться к паре, перебывающей явно не в самом лучшем расположении духа. В том числе и из-за него тоже. Он взвешивал каждое слово, каждую фразу, прежде чем выдать её девушке. Парень понимал, что одно неосторожное слово может стать для него последним.
- Узнать, пока что, удалось не очень много. Но есть сведения, которые могут заинтересовать вас, миледи. - Лоретти прикинул, что и как стоит рассказать девушке. - Некто, кто по сведениям, которые у меня есть, относится к семье Сфорц, в общении с довольно милой леди вскользь упомянул о том, что время на исходе и скоро все изменится. Что именно, я сказать не могу, уж простите. Но если что ещё узнаю, вы будете проинформирован первой. Единственно,что могу добавить, мужчина был явно недоволен положением семьи Джованни.
Лис чуть склонил голову, показывая, что это пока все сведения, которые он добыл. Конечно, этого было немного, совсем немного. Но и сфера деятельности была несколько не его. Оправдания. Катарина могла рассердиться, списав все на глупые оправдания. Потому Лоретти и не стал произносить лишних слов. До конца вечера ещё далеко, он был уверен, что до будет ещё информации. Но возможно, пока хватит и этого.
Парень уже собирался уйти, выскользнув за дверь и оставляя этих двоих снова наедине, но вовремя вспомнил истинную причину, по которой появился в этом кабинете. Точнее официальную.
- Шеф-повар очень настоятельно просил вас зайти к нему, миледи. Увы, я не посвящён в детали его просьбы, лишь передал его слова, и намерен вновь отправиться работать, чтобы не упустить ничего важного. Вы позволите?
Дождавшись разрешения, Лис поспешно удалился, снова спускаясь вниз. На баре он подхватил очередной поднос с бокалами и плавно направился к праздно прогуливающейся толпе. Праздник продолжался, как и его работа. И Алиссандро  намеревался выполнить её не менее хорошо, чем обычно делал это в стенах Дома удовольствий.

+7

105

Спорить с Гедеоном о том дан старт или нет, Анна не стала. Накрытые столы ломились от дорогого спиртного и разнообразных закусок. Всюду, куда падал взгляд, толпились гости и, похоже, праздник обещал быть достаточно масштабным так зачем обращать внимание на какие-то мелочи? Тем не менее, молодая носферату рассчитывала на то, что глава клана прилюдно поздравит чету с пополнением и выступит с небольшой трогательной речью, а пока этого не произошло, в ее глазах мероприятие носило неофициальный характер. Сделав глоток обжигающей жидкости, блондинка переместила бокал в другую руку и, изобразив на лице интерес, принялась слушать рассуждения Гедеона и Гвэндалин относительно виновников торжества. Признаться, разговоры о Мадлен и ее отпрыске успели слегка утомить девушку и та, решила всерьез увлечься дегустацией крепких напитков, если конечно какой-нибудь симпатичный незнакомец не спасет ее из плена однообразных разговоров и надвигающейся скуки.
Когда младший Джованни, наконец, обратился к Анне с вопросом, та слегка призадумалась, будто бы и впрямь собиралась подсчитать количество тех, кому была представлена за последние полгода и решить, кого можно отнести к числу друзей, а кого записать в недруги, но в последний момент передумала, ограничившись весьма расплывчатым определением.
- Я еще мало кого знаю, но Гай обещал познакомить с наиболее значимыми персонами, -  бросив мимолетный взгляд в сторону хозяина мероприятия и его собеседницы,  Анна успела заметить  рядом с ними еще одного незнакомца, - хотя, возможно у него есть более важные дела? Вы, мужчины, даже на празднике умудряетесь думать о работе, а нам, женщинам, это ни к чему! – взглянув на Гвэндалин вампиресса улыбнулась. Разумеется, все было не так просто и однозначно, но сейчас думать хотелось лишь о программе развлечений, которую приготовили организаторы.

- Я вижу, Пенелопа зря времени не теряла?! – демонстрируя собеседникам белозубую улыбку, блондинка обратилась к младшему Джованни, едва коснувшись его плеча.  – Поздравляю! – на взгляд Анны мисс Верлейн была для него не достаточно хороша, но как говорится, о вкусах не спорят и, в сущности, вампирессе было вполне  достаточно того, что юный тэсмит не один. Главное, чтобы эти отношения не закончились также как предыдущие.

- Если Мадлен и ее супруг  желают спокойствия то, боюсь, их ждет маленькое разочарование, ведь, скорее всего праздник закончится не раньше полуночи, – подхватив настрой  миссис фон Рихтер, улыбаясь, заключила блондинка, в очередной раз, окидывая взглядом, небольшие кружки по интересам, на которые уже успели разбиться гости.

Отредактировано Анна Мария Де Клер (11.10.2017 00:46)

+5

106

- Боюсь, пока твоя «птичка» не оправдала возложенных на нее ожиданий, - констатировал Филипп, когда за Алиссандро закрылась дверь. – Все это нам известно и так.
Вампир внимательно посмотрел на Катарину. Черты ее лица были известны мужчине до самой последней детали. Они не были полным отражением друг друга, но метафизическая связь, которая иногда существует между близнецами, имела место и в их случае. Даже в то время, когда они были разлучены друг с другом, Филипп иногда ловил себя на мысли о том, что на разные ситуации реагирует как будто с двух разных точек зрения. Стоило ему подумать о какой-то авантюре, и какая-то часть проклятой души отзывалась разумным страхом. Правда, обращал внимание на это он далеко не каждый раз, но что поделать? Кат всегда была его лучшей частью: более осторожная, расчетливая, упорная в достижении целей и гораздо более злопамятная. В отличие от нее Филипп обиду таить не любил, предпочитая действовать по принципу «нет человека – нет проблемы». К тому же, по мнению Джованни, Катарина в некоторых вопросах была чересчур серьезна, напрочь разучившись ценить элемент игры, на который порой бывает так щедра жизнь.
- А теперь, cara, - мужчина протянул руку и мягко провел кончиками пальцев по нежной коже щеки возлюбленной и нежно очертил подбородок, не отрывая взгляда от влажных, зовущих к поцелую губ, - думаю, нам следует поторопиться. Надеюсь, ты не хочешь пропустить ту ярмарку тщеславия, что творится внизу? Но сейчас…
Он вновь требовательно притянул ее к себе, жадно сминая губы Катарины в поцелуе. Желание, которое рождала в его груди близость возлюбленной, было болезненно-острым, оно заставляло кровь, текущую по жилам вампирам, бежать вдвое быстрее, и дарило небывалый азарт. Он мог бы удовлетворить его сейчас, уверенный в ответных чувствах Кат, но предпочел ожидание, зная, что оно окупится сторицей.
Близнецы вместе спустились на первый этаж, на ходу обмениваясь приветствиями с многочисленными родственниками и прочими приглашенными. Пока сестра решала якобы неотложный вопрос с шеф-поваром, Филипп успел перекинуться парой фраз с одним из деловых партнеров. Владелец сети частных клиник, который довольно часто пользовался услугами по поставке органов, был несколько обеспокоен недавним арестом «мобильного хирурга», работавшего на семью Джованни. Вампир заверил мужчину в том, что такие осечки в дальнейшем исключены и что волноваться совершенно не о чем. Господин Клари, отвечающий за расследование подобных дел в полиции Валенштайна, прочно попал в капкан, поставленный близнецами, и освободиться из него у бедняги получится, только если он предварительно расстанется с собственной головой. А в том, что она Паскалю дороже, чем честь, совесть и прочие возвышенные, но бесполезные в быту качества, Филипп был абсолютно уверен.
- А вот наконец-то и ты, - обрадовался мужчина возвращению Катарины. – Удалось спасти праздник, или у маэстро просто была очередная истерика?
Пусть Ляфир стал его очередной «официальной» родиной, новых соотечественников Филипп недолюбливал за порой излишнюю эмоциональность. В отличие от никогда не унывающих уроженцев Эроса, катастрофу они умели устроить на ровно месте. Особенно люди искусства, к которым, вероятно, относил себя и приглашенный в резиденцию Джованни шеф-повар.
Толпа на лужайке у бассейна представляла собой весьма яркое зрелище. Приглашенные уже успели разбиться на компании по интересам. Пробираясь под руку с Катариной через это сборище, Филипп не забывал своевременно здороваться и улыбаться. Лица, имена и факты в своей голове он тасовал также ловко, как карточную колоду, и при желании мог вести светскую беседу с любым из гостей.
Вампир отыскал взглядом фигуру Гая, но прежде он заметил Гедеона Джованни в компании из трех дам.
- Не желаешь поприветствовать нашего «проблемного» дядюшку? – весело поинтересовался мужчина у сестры. Катарина, которая подсознательно любила быть центром всеобщего внимания, не слишком жаловала иных представительниц прекрасного пола, так что собравшаяся вокруг младшего Джованни компания прелестных женщин обязательно должна была позволить ей взбодриться и настроить на боевой лад.
- Добрый день, Гедеон, милые дамы! – поприветствовал Филипп компанию. – Рад вас видеть, вы как всегда очаровательны. Уже имели удовольствие поздравить нашу милую кузину с пополнением в семействе? Хотя у меня складывается впечатление, что главным виновником торжества скорее следует назвать нашего дорого деда.

+6

107

Внимательно выслушав молодого человека, Катарина приняла к сведению, что семейство Сфорца не просто желает сместить их с братом с заслуженного пьедестала, а хочет провернуть какое-то грязное дельце в отношении всей семьи. Говорить о чем-то конкретном было бы преждевременно, поскольку информация, которую преподнес им Лоретти была неполной.
-Попробуй узнать больше, – велела она, прежде чем молодой человек вышел, а после того как дверь за ним закрылась, поспешила оправдать его перед братом. – Но это все лучше, чем ничего, - проведя ладонью по груди мужчины, сказала Катарина, добавив при этом: - зато теперь мы знаем, что это не просто догадки, а существующий факт, которым можно оперировать перед нашим дорогим дедушкой. Возможно он будет так добр, что сам изволит отправить заговорщиков на болотные топи, где им и место. Ты ведь знаешь, что он делает с теми, кто его предает.
Когда Филипп притянул её к себе и страстно поцеловал, она хотела поддаться зову плоти и подоткнуть его к кровати, которая стояла совсем неподалеку и манила смять простыни. Однако мысли о том, что в их доме ползают ядовитые змеи не дали ей воплотить фантазии в жизнь. Брат был прав, порой она была через чур серьезна, и это мешало насладиться самой игрой в кошки мышки. Для неё был важен не сам процесс, а непосредственно результат. Катарина привыкла побеждать!
С неохотой покинув спальню, близнецы спустились вниз. Катарина обменивалась любезностями с гостями так, будто действительно была рада их видеть; в отношении некоторых это была даже правда. Однако сам повод, по которому они все здесь собрались, её по-прежнему не устраивал. И все же демонстрировать свое недовольство перед всеми, она бы не стала. Гордость бы не позволила. И Филипп прекрасно об этом знал. Пока он обменивался любезностями, женщина проскользнула на кухню, чтобы выяснить все ли в порядке у шеф-повара. Особых проблем у него не было. Обменявшись шутками про цианистый калий, который можно было бы добавить в блюда некоторым присутствующим, они расстались на теплой ноте. Госпожа Джованни умела расположить к себе, когда хотела этого.
Покинув кухню, она поднялась на веранду и посмотрела на собравшихся. Заметив среди приглашенных не только старых знакомых, но и новых, женщина решила дать Лоретти еще одно задание, с которым он должен был справиться лучше всего.
-Видишь ту даму, –  подойдя сзади к дюссельфолдцу с анахоморскими корнями, сказала Катарина, обращая его внимание на стоявшую в компании Анну Марию де Клер, – на сегодняшний вечер она твоя работа. Уж постарайся ей понравится. Привлеки внимание, соблазни и попробуй в процессе узнать что-нибудь полезное, – затем женщина отошла от него, продолжив шествие до брата, которого заметила неподалеку.
-У маэстро, как и у любой творческой натуры, порой случаются свои заскоки, – ответила она, когда Филипп поинтересовался все ли в порядке с их шеф-поваром. – Но ты же знаешь, мне сложно в чем-то отказать.
Прогуливаясь меж гостей, Катарина вновь заметила дядюшку в компании замеченной ранее госпожи де Клер. Губы женщины расплылись в улыбке, когда брат предложил подойти к ним. Своего проблемного дядюшку она знала плохо, поскольку до недавнего времени они жили в разных странах и встречались разве что на торжественных мероприятиях подобных этому. Однако она не упустила бы возможность познакомиться с ним поближе, но не настолько близко, чтобы вызвать ревность Филиппа. Поддавшись этому чувству, он мог натворить много глупостей.
-Что же, если ты настаиваешь, – ответила она на предложение подойти и поздороваться.
Они подошли к беседующим как раз в тот момент, когда госпожа де Клер выражала свое мнение.
-Поверьте, моя дорогая, –улыбнувшись ей, начала Катарина, – Мадлен и ее муж не откажутся от лишней порции внимания. Поэтому проводись торжественный прием в их доме, он рисковал растянуться на несколько дней, а то и недель. – Теперь же она обратила свое внимание на остальных участников беседы. – Гедеон! Ты у нас в долгу. Я уже вижу, как сюда приближается Пенелопа, и если бы не мой брат, то кто знает, что бы она подумала, увидев тебя в обществе очаровательных дам. Бойся ревности женщины больше, чем своих врагов, – разумеется все сказанное было не больше, чем шутка. Но в каждой шутке, как любит говорить госпожа Джованни, есть доля шутки. – Гвэндалин, – теперь стоило отдать дань уважения еще одной участнице беседы. – Вы как всегда цветете и пахнете. Я настаиваю, чтобы вы как-нибудь раскрыли мне свой секрет! Предлагаю найти повод и встретиться, – Катарина предпочитала быть в курсе всех событий, а дружба могла пойти на пользу им обеим.

+5

108

Гедеон не подозревал, что окажется в компании дам, когда подходил к столу напитков, чтобы взять бокал себе и своей спутнице, но очень скоро потерял счет времени. В компании приятных собеседниц оно утекало сквозь пальцы, словно вода. Пенелопа по всей видимости тоже не скучала, но отчего-то его совсем не радовало внимание отца к ее персоне. Ему было бы гораздо спокойнее, если бы они как можно реже встречались, как в повседневной жизни, так и на подобных мероприятиях. Гедеон не ревновал, как обычно ревнуют мужчины, или думал, что не способен на такие проявления чувств, но все же у него появилось какое-то неприятное ощущение «под ложечкой».
-Не знаю, если честно, - посмотрев на Гвэндалин, ответил вампир. Затем он улыбнулся и выслушал ответ Анны Марии. - Раз отец обещал, значит обязательно познакомит, - сам Гедеон, зная семейные особенности, был не уверен в том, что глава клана выполняет все свои обещания, но не сомневался, что с этим справится отлично. Он бы не стал вводить Анну Марию в клан, если бы не был в ней заинтересован. Кто знает, может между ними уже что-то есть, а может только намечается. Гедеон не знал подробностей этого дела и не любил слухи. Но было бы странно, если бы они не коснулись их.
-Мы с Пенелопой встречаемся уже полгода, - сообщил младший Джованни, - мне казалось, что об этом знают уже все, - на его губах была неподдельная улыбка. Было понятно, что он доволен своим выбором, а прошлое больше не терзает его сердце. Знал бы он насколько исказились его воспоминания, то может и не стоял бы с такой идиотично влюбленной физиономией.
Пенелопа была прекрасной женщиной. Она обладала привлекательной внешностью, хорошим чувством юмора и острым умом. Ей удавалось подбадривать его и внушать веру в собственные силы. Гедеон не был героем дамского романа и никогда не стремился на него походить. Но когда рядом с ним была Пенелопа, ему хотелось соответствовать ее ожиданиям. Это ли не волшебство? Он считал, что женщина должна воодушевлять мужчину, если не на героические подвиги, то на повседневные точно.
К их компании присоединились Филипп и Катарина. С обоими Гедеон был знаком постольку поскольку, но не жалел об этом, потому что знал, чем они занимаются. Этот Джованни предпочитал держаться подальше от семейного бизнеса.
-Добрый, Филипп, - поздоровался тэсмит, - и Катарина. Спасибо за совет, буду иметь ввиду. Но Пенелопе не о чем волноваться, я верен ей, как может быть верен только лебедь, - он взял два бокала и попросив прощение у компании, удалился. - Нам еще представиться возможность поговорить, а сейчас мне пора.
Гедеон пошел навстречу Пенелопе и вручил ей бокал. Ему стало любопытно, о чем она говорила с отцом, поэтому он сразу же поинтересовался у нее об этом.
-Вот поэтому я и не горел желанием ехать. Слишком много знакомых лиц, и слишком мало времени для друг друга. Кстати, о чем вы так долго говорили с Гаем?

+7

109

Девушку устраивало стоять у стола с напитками, в некотором отдалении от общего скопления гостей и вести аккуратные беседы о всяких не слишком значительных вещах. Такая небольшая компания располагала несколько расслабится и вампирша не заметила, как опустошила один бокал и взяла другой; напитки были весьма приятными на вкус. Гвен обратила внимание, что присутствующие сменяют друг друга на посту около Гая, так что его беседы длились практически беспрерывно; наверное, так ведут себя все бизнесмены, используя каждую минуту для полезных бесед.
Вампирша еще не успела устать от разговора с Анной и Гедеоном, как к ним подошли другие два представителя клана Джованни – Катарина и Филипп. В силу своей работы и круга общения мужа, она многих знала и о многих слышала достаточно, чтобы могло сложится впечатление, что она часто встречалась с этими людьми, но это было не совсем так. К примеру, это касалось и данных представителей семьи, с которыми ей не доводилось встречаться достаточно часто, чтобы слыть хорошими знакомыми.
- И вам доброго дня, - мило улыбнувшись поприветствовала она подошедших. Пара была яркими представителями вампирской расы, так по крайней мере считала сама Гвендалин. Её мнение было легко объяснить, потому как вампиры всегда и во все времена считают себя выше большинства, если уж не всех, рас; эдакая надменность в поведении и манере преподносить себя. В былые годы, когда людей употребляли в пищу большая часть вампиров, не беспокоясь о последствиях своего рациона из трех блюд, такое поведение считалось правильным проявлением собственного превосходства. Но сейчас, даже вампиры стали стараться больше скрывать свои таланты и непомерный голод. В общем, так уж получилось, что эти двое из клана Джованни очень напомнили девушке те времена.
Но, стоило отметить, что любезности им было не занимать.  Гвен снова улыбнулась и слегка склонила голову в вежливом жесте. -  С удовольствием подыщу такой повод, чтобы иметь возможность побеседовать с вами, Катарина.  Гедеону я уже выразила свое восхищение тем, как ваша семья все чудно устроила по случаю рождения маленького представителя семейства Джованни.
Гвен немного удивилась, хотя и не выдала себя, отмечая, как быстро Гедеон покинул их общество, стоило ему заметить, что Пенелопа перестала общаться с Гаем и теперь свободна. Возможно, общество этой белокурой особы ему было ценнее; по ходу дела она сама задумалась, где среди этой толпы бродит её собственный муж.

+7

110

Неторопливо двигаясь среди групп гостей и обслуживающего персонала, блондинка размышляла о преимуществах и недостатках больших семей, коей являлся клан Джованни.
Девушка росла с одним лишь отцом, который, как говорили, и в человеческой жизни был весьма нелюдимым мужчиной; а после обращения и ухода возлюбленной, скинувшей на его плечи заботы о Пенелопе, замкнулся в себе окончательно, не пропуская в их с дочерью мир практически никого.
Вероятно, будь их в семье больше двух, бедняжка Уильям бы просто свихнулся от постоянного внимания к своей персоне и беспрестанных просьб. И, вероятно, когда кровная связь между ним и мисс Верлейн разорвалась, он, наконец, вздохнул с облегчением.

Впрочем, что толку сравнивать Уильяма и Гая. Последний рулил и своей империей, и своей семьей с той легкостью, что присуща очень опытным руководителям.
Хотя, быть может и у него иногда начинается тик, когда бесчисленное количество родственников одолевает его просьбами одновременно.

Встретившись с Гедеоном, который заметив ее, двинулся навстречу девушке, Пенелопа приняла предложенный бокал, и, пригубив напиток, улыбнулась спутнику краешком губ.

– У нас впереди сколько угодно времени друг для друга, разве нет? Я думала, ты захочешь увидеть знакомых. – Обернувшись назад на полкорпуса, девушка бросила взгляд на Гая, возвращаясь к сути вопроса:

– Поздравила его с пополнением в семействе, он в свою очередь поинтересовался нашими делами. Классическая светская беседа, как она есть, – сделав еще один неторопливый глоток шампанского, Верлейн шагнула ближе к Гедеону, сокращая расстояние между ними, и взяла мужчину под руку. – А ты о чем беседовал с господами возле стола? Я тебя заждалась.

+5

111

Праздник под открытым небом, в основном, шел своим чередом. Скучать не доводилось, концентрация вампиров на квадратный метр приятно  щекотала кожу, хотя Лис сомневался, что хоть кто-то из этой толпы замечал его, простого официанта, персонал, как всегда остающийся незаметным вроде удобной мебели, на которую не натыкаешься, чтобы о ней вспоминать лишний раз. Лоретти мягко скользил между гостями, не мешая им общаться, не привлекая внимания, разве что на короткое мгновение, чтобы взять очередной бокал с его подноса.
Вообще, для выполнения задания Катарины это было самым подходящим занятием. Легче всего быть глазами и ушами вампирессы, оставаясь безликой прислугой. С другой стороны, Лис привык привлекать внимание, и никуда не влезть было бы сложно, если бы не слишком большое разнообразие в выборе целей. Возможно, к концу вечера он и сорвется, но не сейчас, цель еще не выбрана. Алиссандро размышлял над этим, остановившись на пару минут на веранде и оглядывая собравшихся. Поднос в очередной раз опустел, и стоило его заполнить новыми бокалами с вином.
Появление рядом Катарины он пропустил, едва заметно вздрагивая при звуках ее голоса. По спине пробежали мурашки, но парень решил не придавать этому значения, выслушивая задание. Вампиресса сама разрешила его муки выбора, указывая на довольно миловидную девушку в толпе. Окинув Анну Марию взглядом, Лоретти кивнул и направился к бару. Его появление там не вызвало бы подозрений, официанты то и дело подходили за новой порцией напитков, а его поднос как раз оказался пуст.
Дождавшись, пока бокал предполагаемой жертвы опустеет, незаметно вертевшийся рядом Лис скользнул ближе к девушке, стараясь при этом находиться в стороне от остальных ее собеседников. Просто любезный официант, заботящийся об удобстве гостей, ничего личного. Фран мягко улыбнулся Анне Марии, привлекая ее внимание к себе, ненавязчиво предложив продегустировать и другие напитки.
- Леди желает еще бокал мартини, или, может, остановит свой выбор на вине в этот раз? Могу предложить как белые, с мягким медовым вкусом и богатым, не сравнимым ни с чем послевкусием, так и красные, с легкой терпкостью и удивительным бархатистым вкусом. Обратите внимание на этот густой темно-янтарный цвет. Он так подходит Вам, и, я не сомневаюсь, приятно удивит Вас вкусом. – Лоретти указал на один из бокалов на своем подносе, ловя отблески света, янтарная жидкость играла цветом и, казалось, мягко светилась. – Или может быть, Вас больше привлекает темно-вишневый? Это одно из тех вин, которые наиболее точно и гармонично подходят молодым прекрасным девушкам, вроде Вас, как по цвету, так и по вкусовым качествам. Советую попробовать. – Лис жестом указал и на другой бокал на своем подносе. В отличие от первого, этот мягко мерцал глубоким темным оттенком рубиново-красного, в свете сложившейся ситуации и окружающей компании выглядевшим таинственно и немного зловеще, из той области опасных тайн, которые только еще больше притягивают к себе настоящих искателей.
Бокал мартини так же присутствовал на подносе Лоретти, на случай, если его старания окажутся напрасными, и девушка ограничится лишь кивком и не станет заморачиваться с «богатым выбором вкуса». Расписывая качество вкуса вина, парень украдкой наблюдал за вампиршей, не упуская возможности полюбоваться стройной фигуркой и роскошными волосами. Пожалуй, так, как вампиры, не выглядел никто в этом мире. Настоящие искусители, мечта любого, и совершенно не важно, признаются смертные в этом или тайно лелеют глубоко спрятанные желания, и показательно открыто выказывая ненависть к детям ночи. Уж он-то знал, что как ни крути, а вампиры все равно остаются «высшей кастой» притягательно прекрасной и недоступной. Если только не поставил себе целью прикоснуться к этой красоте, как сделал это сам Лис.

+5

112

Небольшое отступление

Прошу прощение, что не дождался поста Виктора, но ждать дольше будет уже совсем неприлично

Торжество было в самом разгаре, когда к Гаю подошел один из распорядителей, чтобы поинтересоваться не составит ли ему труда произнести речь. Скользнувшее по лицу вампира недоумение быстро сменилось патетичной улыбкой, а в льдисто-голубых глазах появилось понимание. Раз есть такая необходимость, значит нужно отвлечься на время от светской болтовни и во всей своей красе предстать перед потомками. К тому же, когда если не сейчас сообщить им о том, что в будущем грядут серьезные перемены.
-Поговорим чуть позже, – похлопав сына по плечу, сказал Гай. – К слову, я решил задержаться в Валенштайне еще на какое-то время, – он пригубил шампанского из своего бокала и направился к сцене.
Поднявшись по невысокой лестнице, мужчина подошел к стойке с микрофоном и дважды ударив по нему указательным пальцем, привлек внимание собравшихся. Проведя рукой по волосам, он обратился к собравшимся.
-Наверное, мне стоило сказать речь еще в самом начале праздника, но я хотел приберечь её на потом, когда вы будете готовы внимать ей, – Джованни продемонстрировал свой полупустой бокал как бы намекая на то, что к началу его речи гости должны были быть уже достаточно расслаблены, а значит тема, которую он собирался поднять сегодня могла понравится далеко не всем. Но судя по шутливому настроению и искренней улыбке, которая нечасто появляется на этом каменном лице, он уже принял окончательное решение и не собирался его обсуждать. – Мне радостно поздравить вех нас, и, разумеется, в первую очередь мою внучку Мадлен и её мужа, с прибавлением. Я сказал «поздравить вас всех» не случайно, хотя возможно кому-то из вас, особенно вновь прибывшим, могло показаться это обращение странным. Видите ли, путешествуя много веков назад по миру, а как вам известно у меня было предостаточно времени, чтобы побывать везде, где только можно, я встретил человека, который сказал мне одну важную вещь, запавшую с того момента мне в душу: «Семья — это самое важное, что есть в мире. Если у вас нет семьи, считайте, что у вас нет ничего.» Я хочу, чтобы вы помнили, что наша сила заключена не в деньгах, дорогих вещах, особняках или власть, она здесь, – он ткнул пальцем себе в грудь, – внутри каждого и нас. И только вместе, следуя голосу Разума, мы сможем получить то, что заслужили. Пусть все: и друзья, и враги, знают, что Джованни – это не просто семья, связанная узами крови, а нечто большее! Джованни – это общая идея и клятва в верности; конструкция, в которой все связующие части работают, как единый организм.
Гай без сомнения являлся харизматичной личностью, наделенной лидерскими качествами, способной привлекать внимание без серьезного ментального воздействия. Он умело пользовался тем, что получил от своей Создательницы, и не скрывал того, что ему это нравится. Когда-то его тяготило прошлое, но теперь, стоя на сцене и взирая на своих потомков, тех, кого он принял в семью, и друзей, его переполняло чувство завершённости. Получая от них эмоциональный отклик, вампир испытывал небывалый подъем и чувствовал, что готов двигаться еще дальше.
-И вот поэтому я принял одно решение: в ближайшее время в Валенштайне начнется строительство небольшого квартала, в котором будет жить клан Джованни и наши ближайшие друзья. Это пространство будет огорожено неприступной стеной. Подобной тем, что воздвигали цари в Древнем Эросе, – Гай замолчал и окинул присутствующих взглядом. – Мне кажется, я сказал сегодня достаточно, и больше не буду отнимать заслуженное внимание у виновников этого праздника, поэтому давайте поднимем бокалы, чтобы поздравить Мадлен, её мужа и моего новорожденного правнука, – завершив свою речь на этой ноте, вампир осушил свой бокал и жестом велел оркестру вновь дать музыку.
Спустившись со сцены, Джованни поставил пустой бокал на поднос у подошедшего к нему официанта и потерев ладони, попробовал найти своего названного сына, которого не заметил среди гостей, когда стоял на возвышенности. Ему показалось неуместным, что после стольких попыток связаться с ним, как сообщали капо, он проигнорировал приглашение.

+6

113

- Ну, разумеется! -  рассматривая довольную физиономию молодого человека, подтвердила Анна. – Просто я провела эти полгода на Эросе и еще не успела поздравить тебя и Пенелопу лично.
Как бы там ни было на самом деле, мужчина казался сейчас довольным и счастливым, а ведь еще несколько месяцев тому назад был главарем банды отморозков. Что за чудное преображение?! Тем не менее, Анна была рада видеть перед собой прежнего Гедеона и вдвойне рада тому, что хоть кто-то в этом мрачном и сыром городе испытывает прекрасное чувство, которое не гнетет и уничтожает его изнутри, а возвышает, заставляя думать о будущем. Сама девушка не могла похвастаться такой удачей ведь ее любовь не дала ей ничего, кроме разочарования и боли. И пусть в глубине души еще теплилась робкая надежда на счастье,  здравый смысл говорил о том, что к прошлому возврата нет.
Когда тема личных отношений Гедеона была благополучно отставлена  в сторону, к маленькой группе, стоявшей неподалеку от столика с напитками, присоединились еще два представителя темного мира. Очевидно из числа многочисленных родственников. Красивая темноволосая женщина тут же не преминула добавить кое-что от себя в только что высказанные Гвэндалин и Анной предположения относительно чаяний родителей нового представителя семейства.
- М-м-м. Похоже, вы их неплохо знаете, раз беретесь утверждать подобное? А вот я, к сожалению, пока не могу этим похвастаться, - продолжая говорить, кивком поприветствовала подошедших блондинка. Судя по всему, она была единственной в этом кружке кому еще не знакома эта пара. Они весьма гармонично смотрелись вместе, словно являлись продолжением друг друга, и если бы в словах незнакомки не проскользнула фраза « мой брат» вампиресса наверняка отнесла бы их к разряду любовников.
Как только внимание новых собеседников переключилось на младшего Джованни, а затем миссис фон Рихтер блондинка снова почувствовала острый приступ скуки. Медленный изучающий взгляд скользил от фигуры к фигуре пока, наконец, не остановился на главе клана. Время шло, а он явно не спешил составить ей компанию. Разумеется, девушка понимала, что мир не вертится вокруг ее персоны, но так же понимала и то, что ей чертовски не хватает живого общения с тем, кто явился надежной опорой в тяжелое время. Допив бокал  с мартини Анна уже собиралась отлучиться за очередной порцией уверенная в том, что оставшиеся собеседники (Гедеон к тому времени улучив момент покинул компанию) не заметят ее недолгое отсутствие как откуда не возьмись перед ней возник весьма симпатичный официант с подносом в руках, буквально преградив собой путь к столу с напитками.
- Я не заказывала презентацию, - лукаво улыбнувшись тихо промурлыкала вампиресса, ощущая, как в нескольких шагах от нее в теле молодого человека пульсирует свежая кровь, - но, вижу ты разбираешься в винах?
Поставив пустой бокал на поднос, Анна на секунду задумалась, как будто ей предстоял нелегкий выбор, а затем протянула руку к бокалу рубиново-красного вина. Одарив парня все той же загадочной улыбкой, она снова взглянула в сторону Джованни в тот момент как раз ступившего на небольшую сцену.
Мужчина без изъяна – таким казался ей Гай. Впрочем, это была лишь красивая обертка, развернуть которую ей еще только предстояло. Опыт прожитых лет предостерегал  мисс де Клер от скороспелых решений, но как не купиться на образ, созданный так давно и весьма успешно эксплуатируемый его хозяином. Образ, наверняка круживший голову не одной красотки.

+4

114

Гедеон не мог не согласиться с тем, что у них с Пенелопой впереди предостаточно времени друг для друга, но последние несколько часов он бы предпочел провести наедине с ней, а не в кругу семьи. С семьей у Гедеона были особые отношения. Молодой человек по-прежнему отказывался принимать то, чем они занимались. И чем больше он узнавал о семейном бизнесе, тем больше хотел отдалиться от него и людей, завязанных на нем.
-Да, я бы хотел повидаться с некоторыми из них, – признал Гедеон, – но не со всеми, – он позволил себе изменить их положение и провел рукой по спине девушки, приобняв её, а затем невзначай придвинул к себе, немного пригубив из бокала. Пробудившийся вулкан ревности начал постепенно засыпать.
Джованни доверял своей даме, но все же чувствовал необходимость показать всем, что она с ним и принадлежит только ему. В нем начала проявляться собственническая натура. Ни с одной девушкой Гедеон не чувствовал того же, что с ней. Ему хотелось не просто стать лучше для не, ему хотелось сократить круг ее общения до приемлемого, по его мнению, хотя обычно он был очень лоялен к личному пространству второй половины.
-И что ты ему ответила? – с интересом посмотрев на хозяйку своего сердца, спросил тэсмит, – у нас конечно же все отлично, а иначе быть не может, – он властно, но в тоже время нежно сжал пальцы на тонкой талии Пенелопы. – Если отцу так интересно, как у нас дела, пусть в следующий раз спросит у меня. Мне не нравится его интерес к нам.
Они прошли немного вперед и остановились под сенью невысокого дерева, украшенного белыми праздничными гирляндами.
-А мы разговаривали о виновнике торжества, – сообщил вампир. – Ничего такого, что было бы особенно интересно. Кстати, нам стоит наверстать и подойти к его родителям.
На сцене появился Гай и все взоры стали обращены в его сторону. Гедеон тоже решил послушать речь отца, который как всегда был очень словоохотлив.
-Говорить он всегда умел, – признал юноша, – интересно, это строительство коснется нас или нет. Я бы не сказал, что большая часть собравшихся будет рада видеть друг друга каждый день. Не знаю, как ты, но я в их числе.

+5

115

Блондинка сделала очередной глоток игристого вина, и немного помедлив, пожала плечами:
– Посмотри на ситуацию с другой стороны. Полагаю, многие хотели увидеться с тобой.
Что касается моего общения с Гаем – примерно это я ему и сказала, – на этот раз вампирессе даже не пришлось лукавить. Но выясни Гедеон, что на самом деле они оба находятся под колпаком тотального контроля, со стороны старшего Джованни… Скандал вышел бы до небес. – Ты был занят, вероятно, поэтому он обратился ко мне.

Аккуратно откинув светлые локоны за спину свободной от бокала рукой, девушка мягко улыбнулась своему спутнику. Неприязнь Гедеона к семье была вполне понятна, она угнездилась глубоко в душе вампира, и начиналась эта неприязнь как раз с отца. И чем категоричнее юный Джованни выражал свое отношение к делам клана, как внешним, так и внутренним, тем сомнительнее в глазах Пенелопы выглядело намерение Гая привлечь сына к бизнесу.
И еще более смутно ей представлялась ее собственная роль в этой затее. Сейчас тэсмит доверяет ей, не ставит под сомнение ничего, что она говорит или делает, но что будет, начни Верлейн гнуть линию, идущую в разрез с его истинными желаниями?

– Идея хороша, я хотела бы познакомиться с ними, и поздравить лично, – носферату посмотрела на Гедеона из-под полуопущенных ресниц. – Я вообще мало с кем, из присутствующих, знакома, – добавила Верлейн, после очередного глотка игристого напитка, надеясь плавно увести диалог в противоположную, от сложных тем, сторону, но в этот момент краем глаза увидела, как хозяин вечера взошел на сцену.
Объявление выслушали молча.

– Вряд ли, это произойдет достаточно скоро, – с легкомысленной улыбкой парировала Пенелопа, когда младший Джованни выразил свое мнение, на счет совместного со всеми членами клана житья. – Может быть, кому-то из твоих бесчисленных родственников это будет удобно. Однако думаю, право выбора останется за тобой.
«Дома не строятся за один день, – подумала блондинка, оглядывая собравшихся в саду вампиров, горячо обсуждавших новость между собой, – что говорить о целых жилых кварталах, и тем более, неприступных стенах, подобных тем, что воздвигали цари в Древнем Эросе». Об этом можно подумать позднее, сейчас в приоритете у перерожденки были иные дела.

+5

116

Очарование вампиров. О нем слагали легенды еще в те времена, когда вампиров считали вымыслом. А может, как раз тогда, они были реальностью, а уже позже скрылись, опасаясь быть истребленными окончательно. Лис этого не знал. Но зато прекрасно знал об этом самом очаровании вампиров. Даже если они не делают это намеренно. Есть толика природного, если можно так выразиться, магнетизма в них. Хочешь, не хочешь,  а взгляд все равно притягивается к ним, ласкает тонкие правильные черты, томится от желания, непонятного и сладкого. Это все проходит на подсознательном уровне, и многими даже не осознается вообще. Просто неясное ощущение внутри, беспокойное и неопределимое, пока глаза провожают симпатичную девушку или же парня. Но Лис-то знал, с чем все это связано.
Улыбка девушки заставила его тихо выдохнуть, отвечая ей тем же. Потрясающе красива, что еще тут можно сказать? Будь она обычной смертной, Лис, пожалуй, сравнил бы ее с роскошной розой, того глубокого бархатистого цвета, с крупными потрясающими бутонами цветов, которые так старательно выводили селекционеры. Но вампиры в понимании Лоретти скорее больше походили на венерины мухоловки. Конечно, этот цветок не был настолько красив, как та же роза, но, источая чарующий аромат, так завораживал простых смертных, что те были готовы даже на смерть, ради близости с этим восхитительным растением. Конечно, Лис был не готов умирать таким молодым, но прекрасно знал, что вампирам не обязательно убивать, чтобы насытиться. А уж чего-чего, а пары-тройки глотков крови парню было не жалко, ради собственного удовольствия. Это была достойная, по его мнению, плата за столь шикарную компанию.
Перебивать уважаемого главу Дома Алиссандро не осмелился. Он снова бросил взгляд на девушку, перевел на Гая и вздохнул. Ходить по лезвию бритвы Лис начал задолго до встречи с Мари-Антуаном. Но никогда еще не был так близко к краю. Дождавшись окончания речи, парень снова попытался обратить внимание девушки на себя.
- Так же, как и в девушках, столь прекрасных, что забываешь, как дышать, глядя на них. – тихо отозвался Лоретти, даже не делая попытки убраться и заняться своим непосредственным делом, а продолжая стоять рядом с вампиршей и ее компанией, стараясь не особо привлекать внимание последней.
Лис бросил быстрый взгляд на Катарину и ее брата, тихо вздохнул. От этих двоих у него мурашки табунами по спине гуляли. Вот уж с кем бы не стал связываться нагловатый любитель вампирьего внимания, так с этой парочкой. Хоть вместе, хоть по отдельности. Парень с тоской подумал о Мари-Антуане, но тут же выбросил из головы ненужные  мысли. У него была работа, любимая и интересная. Щекочущая нервы и дарящая столько неземного удовольствия, что лишним мыслям в голове делать нечего. Лишаться этой работы он не собирался. Да и планы на будущее у Лоретти были довольно четкие. А потому стоило действовать очень аккуратно. Мысли сами собой вернулись к Мари-Антуану, который сам не подозревая, подставил Алиссандро своим уходом. Теперь же предстояло все начать заново, выбрать цель и обрабатывать, аккуратно и неторопливо, подводя к мысли о том, что Лоретти был бы полезным членом их вампирьего общества.
- Прошу извинить мою бестактность, но мне показалось, что леди скучает. – Лис очаровательно улыбнулся девушке, стараясь не выпускать боковым зрением парочку близнецов. – Узнай об этом достопочтимый хозяин, устроивший этот прием, был бы весьма раздосадован. А мне очень бы не хотелось его огорчать. Потому я возьму на себя смелость поинтересоваться, могу ли я чем-то Вам помочь, чтобы скука больше не потревожила столь очаровательную леди?
Работая в Доме удовольствий, Лоретти научился многому. Среди прочего, так же и тому, что не обязательно соблазнять, чтобы расположить к себе, и не все тайны можно выведать через постель. Хотя в большинстве своем, это самый приятный и надежный способ. С другой стороны, он не всегда самый правильный, а порой еще и опасный. Лис снова бросил быстрый взгляд на Гая, уже спустившегося со сцены, но все еще недостаточно смешавшегося с толпой, чтобы его потерять из вида. Мысленно вздохнул и вернул внимание стоящей рядом Анне Марии. «И чем успел не угодить этой…» - привычно оборвал мысль до того, как успел назвать Катарину стервой, пусть и мысленно. Лис предпочитал при вампирах не допускать в мыслях ничего такого, что могло бы ему стоить жизни. Кто знает, которых из них вдруг окажется каким-нибудь телепатом или что-то типа того. Да и с ними в принципе лучше не шутить, Лретти слабо разбирался в этих их вампирских штучках, хотя и вертелся рядом постоянно. Потому старался вести себя осторожно не только внешне. Но, так или иначе, а задание лучше выполнить. Катарина, как и ее братец, не менее опасны для него, как и Гай.

Отредактировано Алиссандро Лоретти (16.12.2017 18:22)

+4

117

Гедеон не питал особых надежд относительно того, что ему удастся избежать общества родственничков. С тех пор, как он стал вампиром, они в буквальном смысле навязывали ему свое общество. Семью парень по-своему конечно любил, но предпочитал делать это все же на расстоянии. Может сказывалось то, что его мать была магичкой, а может он просто насмотрелся в детстве на этот гадюшник, но жить также, как и они ему не хотелось от слова совсем.
Тэсмит любил и ценил уют, спокойствие и тишину, которая иногда нужна была ему, как воздух. Пенелопа прекрасно знала эту его особенность и не мешала, когда он уходил в себя. Такое случалось редко, но, наверное, с каждым.
-Я бы не был так уверен, - сказал Гедеон, - в нашем мире, где есть маги Земли, квартал можно построить очень быстро. Другой разговор, что строительство должно проходить планомерно для людей. Но мой отец может совместить работу обычных людей и магов. К тому же, мне кажется, квартал будет не простой. Он наверняка задумал что-то. Я не знаю всех подробностей дел, которые он ведет, но учитывая некоторую специфику, которая мне известна, могу предположить, что готовиться нечто грандиозное. Вспомни бои без правил, - он посмотрел на девушку и улыбнулся ей, ностальгируя о том, к чему они в итоге привели. Гедеон ни разу не пожалел, что заменил её на арене. Было бы счастья, да несчастье помогло.
-Не будем о грустном, - вампир приобнял свою избранницу за талию и предложил пройтись. - Помнится ты хотела познакомиться с виновницей торжества? Мне кажется, сейчас превосходный момент. Пойдем, попробуем найти ее. Я познакомлю тебя с теми, кого сам знаю.
По дороге, Гедеон представил девушку двум троюродным братьям и сестре, которые были удивлены его визитом, но рады, что он снова с ними. Тэсмит не совсем понимал к чему были их слова, но не стал на этом зацикливаться. А вот Пенелопа наверняка догадалась, что не все члены их многочисленного семейства были посвящены в махинации главы клана. Да и им всем было необязательно знать обо всем.
-Арлин была очень мила, - хмыкнул парень. - Мы с ней не слишком часто общались. Она любит путешествовать, и редко сидит на одном месте. Я же, как тебе известно, провел большую часть своей жизни на Эросе. Поначалу мне было трудно привыкнуть к климату Дюссельфолда, но сейчас я уже начал привыкать.  Как ты отнесешься к тому, чтобы слетать на Эрос? Я бы познакомил тебя со своими друзьями, - Гедеон не помнил, что чуть было не сделал одного из своих лучших друзей темным и исчез с радаров семьи. Он не сомневался, что тот будет рад его видеть. Его почти наверняка ждало большое разочарование при очередной встрече.

+4

118

Редкие лучи солнца, пробивающиеся через сплетение изумрудных ветвей, нежно касались светлого одеяния женщины, отбрасывая тончайшую золотистую сетку бликов от расшитых узоров на ее одежде на раскинувшуюся перед Адрианой водную гладь бассейна. Прохладный ветер подергивал серебристой зыбью ее отражение в воде, играя с полами кафтана, наброшенного на узкие плечи женщины поверх дарры слонового цвета, рукава которой открывали разве что кончики пальцев. Ее голову венчала чалма в тон ее кафтана, украшенная редкой россыпью жемчуга, из под которой крупными кольцами на плечи спадали локоны пшенично-русого цвета, скрывая открытую шею.  А белоснежный зонт с тонкой ручкой сделанной словно тонкая ветвь дерева скрывал лицо и открытые участки кожи потомка Колестис от попадания солнечных лучей.
Это была первая официальная поездка женщины в эту страну. В светской хронике Валенштайна периодически встречались заметки «Филантроп и меценат Адриана де Мисфит прибыла из Анарк-Каниша в Валенштайн с целью посещения благотворительного вечера в формате аукциона, организуемого обеим странами, который состоится…, средства от которого будут направлены в Фонд помощи тяжелобольным детям, сиротам и инвалидам». Заметки, затерявшиеся на страницах газет среди глобальных катастроф и проблем мирового уровня.
Женщина медленно, продвигалась в сторону столов, под сводами садовых арок, густо обвитых диким виноградом, в сопровождении молодого человека. В своих руках ее сопровождающих нес ажурную деревянную шкатулку единственными украшениями которой была изящная тонкая резьба. Ответный дар и подарок хозяину был незыблемой традицией канишитов, которые вопреки своему бедственному состоянию, тянущемуся не первое столетие, всегда оставались преисполненными радушия, но провозглашенный тост изменили направление ее движения, следом за ней словно тень двинулся и ее слуга.
Женщина ловила на себе заинтересованные взгляды со стороны некоторых гостей, но трактовалось это ее появлением на страницах светской хроники или простым интересом к ее образу столь отличающемуся от мировых тенденций в моде было неизвестно. Как филантропу и меценату для Адрианы здесь едва ли встречались знакомые лица, правда, и для главы клана присутствующие тоже не представляли интереса.
Она остановилась недалеко от сцены, на которой вновь зазвучала музыка после речи Гая Октавиана Джованни, представшего перед потомками клана Джованни во всей красе и чьи слова привнесли в настроение гостей настоящий разлад: в воздухе витала заинтересованность, настороженность, торжество, в иных случаях даже обреченность. Магистр смерти, облаченная в белые одеяния, подобно ее матери, лишь повела плечом, сбрасывая чужие эмоции, которым дала возможность подступиться к себе, вместе с тем принимаю с подноса официанта бокал с шампанским. На ее губах заиграло подобие улыбки, придающей ее лицу мягкое, задумчивое выражение и особое очарование, обращенное лишь к Октавиану, направляющемуся в ее сторону.

+6

119

- Эй, еще один такой крендель, и ты, папаша, по черепу получишь!
Увы, продолжение сей реплики услыхала лишь сточная канава, но и она ни с кем не поделилась тайной. Упавший в канаву долго булькал что-то в спину Леклеру. Возмущенно.
- Хам, - вполне добродушно отозвался банкир и виртуозно забросил доказательство своего добродушия – оторванную руку – в мусорный бак. Ах, какой дивный вишневый шлейф! Мистеру Л. стоило бы родиться баскетболистом. Определенно, если бы только он не родился кровожадной тварью.
Иначе говоря, день начался прекрасно.

На приеме у Джованни Леклер чувствовал себя в своей тарелке. Как рыба в воде. Водичка была отменная и никто не хотел его скушать.
Привычное дело для светского льва.А нотки организованной преступности, витавшие в воздухе, придавали мероприятию особую остроту. Леонард прибыл из собственного особняка, можно было даже сказать, сделал пару шагов через забор и оказался на территории известного во многих кругах клана. Прибыл он, как и полагается, с легким опозданием, соответствующим статусу, осиянный скандальной славой и надутый, словно свиной пузырь. Безусловно, Леклер считал свою нескромную персону украшением любой вечеринки, любого собрания, потому протиснулся в центр толпы, но некоторое время никак себя не проявлял. С его габаритами и запросами это требовало большой выдержки. И изобретательности.
Он слушал речь Дона Джованни, со смехом в глазах наблюдал попытки какого-то человека угодить кровососущей даме, заглядывался на дефилирующих гостий, изредка брезгливо касался губами золотистой жидкости, которую здесь называли шампанским. В конце концов – перешел к фланированию.
Разумеется, он пришел не праздно шататься, а прощупать почву. Да что говорить – на таком чудном приеме (не считая шампанского) он бы не отказался пощупать что-то еще! Пока Леонард высматривал прореху в графике обхода господина Джованни, внимание его привлекали самые разные особы.
Одна из таких надменно прошествовала мимо со своим лакеем, и Леонарда до глубины души задела эта бесстыдная претенциозность. Он заметил, что хозяин особняка направился в сторону означенной дамы. Это расстроило банкира – он не любил ждать. Поэтому тоже куда-то направился.
– Прошу прощения! – сказал он через пару секунд, подмяв кого-то под каток своей могучей груди. И поглядел вниз, надеясь, что это какая-то дама.
А потом обернулся вдаль, применением руны выискав среди мелькания тел лицо благородного дона. Дамы дамами – а о делах забывать не стоит.

+5

120

Гай почти кожей чувствовал, как накалилась обстановка после его выступления, но будучи обладателем пятой руны, он с легкостью виртуозного фокусника избавился от негативных флюидов, употребив их в качестве закуски. Вкус чужого недоумения, растерянности и настороженности были терпкими, словно июльское вино из ежевики, настоянное в деревянных бочках.
Подозвав к себе подручного, прибывшего в Валенштайн вместе с ним, Джованни спросил не появлялся ли Бенджамин. Получив отрицательный ответ, он велел найти его и пригласить в резиденцию для аудиенции. Слово «пригласить» звучало так, будто в случае отказа Лоуренса ждали неприятные последствия.
Гай не успел перемолвиться с кем-то еще, поскольку увидел жемчужину Анарк-Каниша, решившую все же принять его приглашение. Губы вампира изогнулись в широкой улыбке, многим напоминавшая акулий оскал.
Чуть больше месяца назад, Джованни гостил в погрязшей в войнах стране, где и встретился с этой женщиной, заинтересовавшей его не только интересной внешностью, сочетающейся с необычным стилем в одежде, но и острым умом и не менее острым языком, способным отбрить любого. И несмотря на неприязненное отношение к большинству представителей чистой крови, Гай все-таки не мог не оценить достоинства Адрианы.
Его визит, к сожалению, был омрачен грязными кознями некоего мага, желающего посеять раздор между двумя кланами и предотвратить выгодную сделку, которая несмотря на его старания все же состоялась. Перед тем, как покинуть Анарк-Каниш, Гай прислал госпоже де Мисфит подарок в виде коробки с цветами, в центре которого была голова того самого мага, так неосторожно перешедшего ему дорогу.
Джованни не убивал без надобности, но никогда не прощал нанесенного оскорбления. Никому не удавалось подставить его и при этом остаться в живых. Исключением мог стать разве что кто-то из членов семьи, но даже в таком случае вероятность получить прощение этого вампира, а не оказаться на дне какого-нибудь болота была очень мала. Многие считали, что в таком случае смерть более милосердна.
-Рад, что вы приняли мое приглашение, – сократив расстояние, сказал Гай. Когда женщина протянула руку для поцелуя, он осторожно взял её за кончики пальцев, а затем полностью накрыв своей ладонью поднес к губам, прикоснувшись ими лицевой стороны запястья. Согласно вампирскому этикету подобный жест можно было расценивать, как изъявление приязни и в тоже время признак доверия. – Вы как всегда затмеваете свет солнца. Оно должно быть ревнует к вашей красоте, – абсолют умел говорить комплименты и делал это совершенно легко и непринужденно, даже когда врал, но сейчас он говорил то, что было у него на уме.
-Вам понравился подарок, что я прислал? – поинтересовался Джованни. Три дня назад госпожа де Мисфит получила еще одну посылку: большую коробку с цветениями апельсина и тубероза, под бутонами которых лежала большая шкатулка из слоновой кости. Внутри этой шкатулке и находилось приглашение.

Отредактировано Гай Октавиан Джованни (20.12.2017 22:20)

+6


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » #Город Валенштайн » г. Валенштайн. Остров "Парадиз", Дом Джованни [Элитный район]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC