http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2006 год. + 18 * днем и + 14* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Ознакомьтесь с Новостями форума (16.06.18).

Первая партия удалена (11.06.18).

Очередная проверка связи (05.06.18), отметьтесь до 10.06.18!

Новая система достижений (31.05.18) на ссылку!

Чтобы узнать последние новости форума жми (27.05.18) на ссылку!

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Новые вакансии уже ждут (19.05.18) тебя!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Админо-модераторский состав


Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Zentrum Зефир, помощь ролевым Gates of FATEHouse of Cards

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Утилизированные локации » г. Валенштайн. Рыночная площадь, цветочная лавка [Старый город]


г. Валенштайн. Рыночная площадь, цветочная лавка [Старый город]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

г. Валенштайн. Рыночная площадь, цветочная лавка [Старый город]
[NIC]Строитель[/NIC][STA]Человек[/STA][AVA]http://savepic.net/3121966.png[/AVA][SGN]Что нас стоит дом построить![/SGN]

http://savepic.org/3600025.png

[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1030-4.png[/float]онкий аромат цветов разносится по всей площади, оживляя самые приятные воспоминания. Невесомый, нежный, для кого-то сладковатый, для кого-то терпкий, он исходит от цветочного магазинчика, считающегося одним из лучших в округе.
Расположившись в двухэтажном особнячке,увитом климатисами, он пестрит сотней различных оттенков цветов в небольших горшках, выставленных перед магазинчикам под прямые солнечные лучи. На некоторых листах еще блестит ярче бриллиантов утренняя роса.
Под мягкий серебристый перезвон колокольчиков, задевших о дверь, Вы войдете в просторное помещение со средней температурой и слегка превышенной влажностью. Здесь стоят большие витражные холодильники, в которых хранятся свежесрезанные цветы. Повсюду на полках стоят цветы в разнообразных кашпо, отдельно стоят горшки всех фактур и цветов. Полка с удобрениями и землей.
Небольшие диванчики с кофейным столиком стоят в зарослях пестрых цветов. Небольшая стойка под кассу, заставленная вазочками с цветной бумагой, всевозможными сеточками и вставками для цветов.
Здесь исполнят Вашу мечту лучшие флористы города, а так же угостят удивительным чаем из васильков, розы и подсолнуха со сладким медовым "хворостом".

0

2

10 июля 2006 год.
День.

В затемнённом окне автомобиля отражалась реальность так, как она была задумана. Яркое солнце сейчас казалось бледным, а небо с вкраплениями кучевых и перистых облаков - более мрачным. Нет, всё только из-за стекла, не более. Даже листву деревьев оно делало более тёмной, более густой и кучной, сливая листья в одно целое, как, обычно, рисовали дети. А стволы - такие тёмные - словно одна единственная палка, без корней и веток. Впрочем, и дома тоже взяли своё - блок на блоке, окно на конке, кирпич на кирпичике. Всё вокруг казалось каким-то кукольным, ненастоящим, как будто на секунду автомобиль и все, кто в нём ехал, оказались в кукольном городке с его кукольными домиками. Люди же были настоящие, они спокойно шли по своим делам, ловили такси и отправлялись дальше. Обыкновенный день, всё просто. Ничего сложного в этом дне быть и не должно.
- Возле лавки, да, - Мари едва повёл рукой, попросив водителя остановиться в нужном месте. Мужчина, лет сорока, в фуражке и чёрном костюме, кивнул, смотря в верхнее зеркальце, и развернул руль почти на девяносто градусов. Подъехав к переулку, он остановился.
- Не выходи, - опешил его Мари, улыбаясь, я быстро.
Дверца открылась, из автомобиля вышла фигура, одетая в привычный и довольно повседневный наряд: белый топ, персиковая накидка, белые брюки и даже кроссовки были полностью белые. Да, так, конечно, в люди не выйдешь да и не погуляешь по ночному городу, но если нужно съездить куда-то по делам - то вполне можно. Тем более если весь путь практически всегда будет проведён в автомобиле, неприметном среди других. Признаться, за все свои годы Мари так и не смог научиться разбираться в автомобилях - марки знает, знает дорогие, но различить их - вряд ли. Да это ему и не было нужно - так считали другие, и так впоследствии стал считать и он. Не влияние общества, ни в коем случае, просто Мари научился правильно расставлять свои приоритеты: мода, красота, изящество. Что может быть изящного в механических "лошадях"? Вот в настоящих - несомненно.

Рыночная площадь всегда была полна несколькими вещами: товарами, запахами и людьми. Антуан пошёл не по главной площади - пока не по ней. Он заставил водителя остановиться чуть поодаль, дабы пройтись. Конечно, несколько прохожих обернулось на него, но уже давно не придавал этому значения - серьёзно, за столько лет это не надоедает, но приедается. Тем более запахи наполняли лёгкие, он вдыхал их всё с новой силой, наслаждаясь то чем-то горьким, то приторно-сладким. Под конец шаг ускорился, а после ноги внезапно остановились. Он увидел нечто знакомое - да-да. ту самую лавку.
"Удивительно,  - подумал Мари, - Неужели она всё ещё здесь?" Он точно не знал, сколько времени прошло с последнего его прибытия здесь, но почему-то именно цветочная лавка с её обилием запахом, с её красотой и изящностью запомнилась отчётливо. И вот он уже шёл к ней, забывая, зачем вообще пришёл на рынок. Купить пару букетов - раздать им своим "жрицам" или же просто тем девушкам, которых встретит на улице. Казалось, он внезапно стал альтруистом, но всё это, конечно, забудется позже. Мари-Антуан любил цветы - в них он почему-то находил себя, как бы розово это не звучало. И вот, доходя до лавки, он остановился, чувствуя, как запах полностью обволакивает его тело прямо с одеждой, как этот запах, словно тёплая постель, не хочет отпускать. И он словно растворился в нём, закрыв глаза, а когда открыл - те приняли приятный бирюзовый цвет.
Лёгкий звон колокольчиков будто вернул в себя - из лавки вышла женщина, на секунду оступившись, увидев Мари прямо перед входом. В её руках был прекрасный букет цветов - кому же она их несла? Даже интересно, кому вообще женщина может нести цветы? Может, любимому исполнителю? И ли на День Рождения дочери? Или начальству? Неизвестно. Женщина пошла дальше, Мари посмотрел ей вслед, а после вошёл. Увидев милую улыбку девушки, работавший здесь, он поздоровался, улыбаясь. Сегодня у него было какое-то излишне мечтательное настроение, поэтому даже его приветствие сегодня было каким-то искренним, ранее не привычным ему. Девушка поинтересовалась, чем она может помочь, предложила чай, и Мари-Антуан согласился, отправившись на тот самый диванчик возле кофейного столика.
Прибывая в ожидании, он осматривался. Тут было и правда достаточно цветов даже для того, кто их сильно любит. Хризантемы и гиацинты смотрели на него своими пёстрыми "лицами", будто улыбаясь. Он осматривался, замечая и калы, и гвоздики, и нарциссы, и ирисы. Каждый цветок хранил какую-то тайну, каждый навивал воспоминание. Взгляд застыл на розах ярко-алого цвета. Как же Мари их не любил, но именно с ними у него было связано, наверное, первое воспоминание среди всех прочих.

Это было довольно давно. Один солидный господин приходил в бордель с букетом прекрасных алых роз. Он всё время оставлял их Мари, даже когда того по каким-то причинам не было в борделе. Между жрецами и жрицами даже пошёл слушок, как будто этот господин и правда был искренне влюблён в хозяина Мари отвечал на его цветы улыбкой, пусть никогда и не любил розы, и всё шло довольно прекрасно, пока однажды он не узнал, что цветы были лишь подкупом. Тот мужчина хотел выкупить одну из жриц, и та не была, в принципе, против. Не была против... охрана разобралась и с ним, и с ней. Больше Джованни не принимал цветы от клиентов.

Мари, почему ты такой надменный?

В саду у очень богатой дамы, которая устраивала вечно у себя приёмы, цвели прелестные цветы - нарциссы. Мари-Антуан, заядлый посетитель таких приёмов, любил ходить в сад с очередной барышней, изредка отрывая один из нарциссов и вплетая его бутон в прекрасные волосы девицы, которую сопровождал. Однажды он пришёл туда один: в этом не было ни чьей вины, он просто хотел насладиться красотой в одиночестве, а этого тоже иногда требует организм. Какой-то господин средних лет увязался за ним, и как только Мари обернулся, желая пойти назад, он увидел перед собой прелестный букет сорванных нарциссов - они казались ему ещё более прекрасными, чем когда он сам рвал их. Так и завязались его отношения с этим господином - его звали Кристиан. Кристиан Стокер. Впоследствии он оказался тем, кто хотел с помощью Мари подняться ввысь по элитарной лестницы. Из грязи в князи, но кому какая разница?

Мари, почему ты такой эгоист?

Они познакомились в года, когда машинное производство уже набрало свои обороты. Его звали Эрнестом, он любил Маркса, паровой двигатель и скучные серые костюмы. Казалось, что между ними было общего? Мари-Антуан приносил в его жизнь изящность, некую гармонию, он любил по вечерам читать научную литературу, изредка переключая взгляд на пару длинных ног, голышом щеголяющим по полу уютной квартирки где-то на окраине. В пятницу вечером он приносил гвоздики - красные и розовые, и Мари охотно ставил их в вазу, зная, что через несколько дней несчастные цветы стоит выкидывать. Занимаясь готовкой, уборкой и ублажением Эрнеста, он понимал, что так не может продолжаться вечно. Это понимал и Эрнест, поэтому вскоре нашёл себе ту, которая могла ему родить ребёнка и которая могла бы обеспечить ему будущие. Последние слова Эрнеста гласили: "В этом мире нужно любить только себя" - и дверь закрылась, оставив все надежды.

Мари, откуда в тебе столько лицемерия?

Следующими цветами были фиалки. Казалось бы, их нельзя дарить, ведь эти создания принято держать в горшках, и их маленькие стебельки вряд ли соберёшь в полноценный букет. Однако в доме у Франсуа были именно они. Их встреча состоялась на одном из вечеров. Казалось бы, чем мог привлечь обыкновенный и почти бедный художник? Своим блеском в глазах. Своей безудержной энергией и очаровательной улыбкой. Сколько картин он нарисовал, называя Мари своей безграничной музой, сравнивая его красоту со всеми цветами на свете. В том числе и со скромными фиалками, которыми были забиты его подоконники. Однако фиалки, как и любые цветы, имеют дурацкую способность... вянуть. Завял и интерес художника, его картины стали всё мрачнее, а улыбка всё натянутее. А после он просто избавился от своей музы, показав весь свой истинный характер. И фиалки медленно полетели вниз с подоконника, разбивая розовые горшки о твёрдую землю реальности.

Мари, неужели ты никогда не испытывал это чувство?

- Не знаю, - ответил он вслух, и опешевшая девушка, что только что принесла чай, обернулась.
- Простите? - переспросила вежливо она, улыбаясь.
Мари быстро вышел из своих мечтаний, посмотрел сначала на девушку, потом на кружку с чаем, поверх которого плавал нежный цветок ромашки, и затем его взгляд стал более привычный ему.
- Я не пью чёрный чай, - ответил он, надменно посмотрев на девушку, - Принесите мне зелёный, - махнул он рукой на кружку, отвернувшись и закинув ногу на ногу, показывая всю свою ненависть к этим мыслям, что навеяли ему цветы.

Отредактировано Мари-Антуан Джованни (11.09.2016 00:38)

+1

3

Девушка пошла менять чай. Мари-Антуан провёл пальцем по губам, а после начал будто назло их прикусывать. Ощутимый запах каких-то сладких цветов поблизости заполнял лёгкие, и он даже хотел просто закрыть нос, чтобы хоть на минуту отстраниться от него. Всё вокруг будто поменялось, теперь это была не прекрасная лавка с её бесчисленными цветами, а лаборатория, пропитанная зловонным и вредным запахом. От него никуда не было деться, волосы и кожа впитывали его, и словно бледнели. Мари повернул голову в сторону, он увидел гладиолусы. Да, те цветы, что, обычно, дети несут в школу. Ходил ли он когда-нибудь в школу? У него были учителя на дому, да и не было тогда школ или были - сейчас ему это было не интересно, не важно, быть может, он этого и не знал, или знал, но забыл, или просто не придавал значения - не важно. Воспоминания снова накрыли с головой, и он провалился в своё сознание, как дети проваливаются в комнате с шариками.

Мари, почему ты так выглядишь?

В доме на столе на кухне стояли гладиолусы. Он приходил сюда часто, чтобы побеседовать с тогда ещё юной дочерью одного очень знатного господина. У неё был жених - Эрик. Молодой, поджарый - таких, обычно, брали во флот или и вовсе на войну. Нет, он не любил его, не любил, просто эти гладиолусы и эта минутная слабость, он уже и забыл, когда что-то такое испытывал, а Эрик приговаривал: "моя Бетси, моя Бетси"... Шёлковые юбки так и шелестели, а его длинные пальцы ласкали стройные ноги в белых чулках. "Бетси, моя Бетси," - повторял всё врем я он. Почему Мари не мог быть Бетси? И гладиолусы, уже завядшие, так и остались, а Эрик так ничего и не понял.

Мари, почему ты никому не веришь?

Лиловые астры наполняли стены этой комнаты. Где-то у потолка было видно, как маленький краешек обоев отошёл, но никто не придавал этому значения. Рональд вышел из средней семьи и устроился на работу официантом, снимая собственный дом. Эти жёлтые обои хозяйка просила не трогать, она очень дорожила этими астрами, а он считал это глупостью. Мари находил в этих астрах что-то таинственное, он даже изредка говорил, что, быть может, они на самом деле жёлтые, как в книге у Агаты Кристи. Рональд отвечал лишь улыбкой. Он всегда улыбался, даже когда врал, а врал он постоянно. Позднее возвращение - заставили мыть всю посуду, приезд родителей - он забыл предупредить, не оплатил счета - у него нет денег. Он всегда врал, постоянно, но Мари почему-то верил, быть может, он даже любил его каким-то краем своего безжизненного сердца, но в какой-то момент он просто не смог с этим мириться. Рональд обокрал его и уехал, оставив после себя лишь эти дурацкие лиловые астры на жёлтой стене.

Мари, почему в тебе столько изъянов?

- Тебе слишком мало? - на его лице отразилась яркая ухмылка. Он даже не понимал, с кем говорил, но со стороны это виделось так, будто он просто изредка выдаёт фразы, как сумасшедший, но при этом в рассудке. Его взгляд поднялся, он увидел девушку, что несла ему чай - зелёный, как он любил, с лотосом или жасмином, может, с мятой или чебрецом. Он чувствовал тысячи запахов и не мог настроиться на какой-то один. Закрывая глаза, он начал фокусироваться, и зрачки медленно вдавливались в глазницы - к этой боли он, конечно, привык за столько лет, но каждый раз это всё нельзя было показывать людям, они бы ужаснулись. В конце концов, глаза сменили цвет на карий - самый не подходящий ему. Он не хотел этот цвет, цвет будто сам выбрал его, подстраиваясь под настроение.
Девушка осторожно поставила чай на столик, улыбнувшись и пожелав приятного чаепития. Мари не замечал её, не хотел замечать. Открыв глаза, он показал всю их черноту в одном тёмно-коричневом цвете. Рука подняла кружку за ручку, губы коснулись горячей фарфоровой грани. Он снова закрыл глаза, откинулся на спинку скамейки и вкусил горячий напиток, сверху которого ещё исходил пар. Понемногу, по глотку.

+1


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Утилизированные локации » г. Валенштайн. Рыночная площадь, цветочная лавка [Старый город]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC