http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/16663.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/48935.css

Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2006 год. + 18 * днем и + 14* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Участвуйте в новом конкурсе: Ролевой гигант [август](05.08.18).

Участвуйте в новом конкурсе: Твой супергерой!(27.07.18).

Новая сюжетная ветка: Старое проклятье. Читай и наслаждайся! (15.07.18).

Новый выпуск журнала: ROLE-BASED life. Читай и наслаждайся! (08.07.18).

Новый упрощенный прием: Волшебная акция(30.06.18).

Открыты новые конкурсы: Ролевой гигант, Музыкальные ассоциации (30.06.18).

Вторая партия удалена (30.06.18).

Ознакомьтесь с Новостями форума (16.06.18).

Очередная проверка связи (05.06.18), отметьтесь до 10.06.18!

Не знаешь с кем поиграть? Жми на список персонажей (27.05.18)!

Новые вакансии уже ждут (19.05.18) тебя!

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Админо-модераторский состав


Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Zentrum Зефир, помощь ролевым Gates of FATEHouse of Cards

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Утилизированные локации » Бордо. Особняк Шатоден


Бордо. Особняк Шатоден

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[NIC]Строитель[/NIC][STA]Человек[/STA][AVA]http://gifok.net/images/2016/12/14/3121966.png[/AVA][SGN]Что нам стоит дом построить![/SGN]

http://s9.uploads.ru/Uz7TN.jpg

[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1031-5.png[/float]атоден находится в получасе быстрой езды от Бордо, и, хотя он называется особняком, на самом деле это целый архитектурный комплекс. В центре расположен непосредственно сам особняк – просторное двухэтажное строение из серого камня, построенного в стиле неоклассицизма. Рядом с особняком находятся гостевой домик, несколько флигелей и обширный парк, в глубине которого расположен фамильный склеп и небольшая темная церковь.
Нынешний владелец «Шатодена» предпочитает не афишировать свое имя, и большую часть времени особняк погружен в вязкую, давящую тишину, которую никто не решается нарушить – его территория огорожена высоким кованым забором, и хотя эта преграда не выглядит непреодолимой, все же желающих попасть внутрь почти не бывает. Сказывается удаленное местонахождение от Бордо, а редкие путешественники, как правило, приезжают мимо, так как даже в самые солнечные дни «Шатоден» производит довольно угнетающее впечатление. И именно поэтому никто не замечает, как окна небольшой проклятой церкви, затерянной в обширном парке, в ночные часы озаряются светом, и в ее стенах проводятся темные ритуалы…

Автор: Эвелин

+1

2

26 декабря 2005 года, вечер

Идем, - соглашается Эвелин, протягивая руку Дэвиду, после чего ее ладошка утопает в его ладони, и он увлекает ее к выходу из номера.
Она уже с самого утра знала, что этот день закончится свадьбой – Дэвид сразу дал понять, что не намерен откладывать это событие, да и в течение дня они то и дело затрагивали эту тему, и, несмотря на это, Эвелин все же волнуется. Как пройдет церемония? Что будет потом? Как сложится их совместная жизнь, если к тому моменту, как Эвелин появилась на свет, Дэвид прожил полторы с лишним тысячи лет, обладал огромным жизненным опытом, смотрел на многие вещи совершенно иначе, чем она, и к тому же был одержим пороком? Она не знает ответов, но все равно продолжает идти вслед за ним, держа его за руку, волнуется и переживает, но даже и не думает о том, что, возможно, все происходит слишком быстро – просто потому, что любит Дэвида всем сердцем и совершенно не может себе представить дальнейшую жизнь без него.

Оба вампира покидают свой номер и спускаются на лифте вниз, после чего выходят на улицу. Портье, распахнувший перед ними входную дверь, окидывает пару недоуменным взглядом – оба легко одеты, хотя на улице довольно прохладно, к тому же у девушки в руках нет даже маленькой сумочки, и потому сотруднику отеля кажется, будто постояльцы просто вышли на минутку подышать свежим воздухом, но вместо этого они спускаются по лестнице вниз и направляются к автомобилю. Впрочем, долго разглядывать странную парочку у него нет времени, и портье отворачивается, успев напоследок заметить, как раритетная машина срывается с места и покидает стоянку.
Их путь пролегает через центр Бордо, и Эвелин рассматривает роскошный город, который, подобно зверю, ведущему ночной образ жизни, встрепенулся от дневной спячки и теперь вовсю наслаждается жизнью. Вокруг почти так же светло, как днем – неоновые вывески, большие плазменные экраны с рекламой и невероятное количество уличных фонарей освещают городские улицы, которые теперь стали намного многолюднее, чем во время их с Дэвидом прогулки. Местные жители и приезжие туристы – все стремятся получить свою порцию удовольствий, которые так щедро сулит Бордо, уже давно считающийся центром развлечений на любой вкус. Постепенно пролетающие мимо кварталы становятся менее освещенными и более тихими, а потом и вовсе городская суета уступает место дикой природе, когда машина стремительно вырывается за пределы Бордо, еще больше набирая скорость, оказавшись на свободе. Эвелин улыбается, наслаждаясь быстрой ездой, и с восторгом наблюдает, как в свете автомобильных фар впереди извивается асфальтовая лента дороги, которую их машина жадно поглощает километр за километром, еще больше приближая вампиров к цели их поездки.
Спустя некоторое время Эвелин замечает большой плакат, предупреждающий о том, что впереди находятся частные владения, куда въезд категорически запрещен, но Дэвид не обращает на этого никакого внимания, и машина, не снижая скорость, несется именно в ту сторону, где находится особняк «Шатоден». По дороге им попадаются еще несколько таких же запретительных плакатов, но Дэвид их тоже игнорирует, и вскоре впереди показывается большое, величественное здание, темнеющее на фоне неба, озаренного лунным светом. Дорога приводит их прямиком к кованным воротам, которые, несмотря на все предупреждения держаться отсюда подальше, оказываются гостеприимно распахнуты, и Дэвид уверенно въезжает во внутренний двор, затем машина огибает особняк и останавливается рядом с парковой зоной. Кажется, они приехали, и Эвелин, дрожа от волнения и прохлады, выбирается из машины, подходит к Дэвиду и напряженно всматривается в темнеющий прямо перед ними парк, в глубине которого, как ей кажется, виднеется небольшой огонек.
- Нам туда? – шепотом произносит она, кивая в сторону источника света, и отчего-то стараясь говорить совсем негромко, словно боясь нарушить тишину, уверенно воцарившуюся здесь, едва только Дэвид заглушил двигатель. – И что там будет? Вампирская мэрия? – несколько нервно усмехнувшись, шутит она. – Или вампирская церковь?

Отредактировано Эвелин (04.05.2016 01:07)

+1

3

Дорога казалось невыносимо длинной а машина ужасно медленной.  Миллер не жалел мотор, и тот истошно гудел и ворчал, но нес машину через ночной Бордо, а потом и дальше, по шоссе, неся парочку по направлению к Особняку Шатоден.
Дэвидом полностью овладело нетерпение, а потому он даже порой злился. Несерьезно, конечно, так... Все это было довольно глупо, по большому счету, но он чувствовал, что за последний день стал очень эмоциональным. О том, что бы сделать с этим что-то он не думал.  Зачем? Когда живешь так долго, когда целые годы ищешь что-то такое, что заставит испытывать какие-то переживания, когда читаешь людей, чтобы «присосаться» к их ощущениям, но в результате лишь гнетущее «ничего», когда начинаешь думать, вот оно... И до тебя решило добраться «уныние»! Миллер как-то справлялся с этим, умудрялся оставаться «живым» почти всю жизнь. Конечно были не слишком веселые моменты, куда без них? Когда живешь так долго... Начинаешь ценить такие моменты как ничто другое! Яркие, живые, настоящие эмоции и переживания? Пусть не всегда позитивные – это не важно. Главное – они есть! Даже тот момент, когда он провалился в Пустоту Вечного Одиночества, до того, как Эвелин вытащила его оттуда – был ценен. Жизнь... Он чувствовал себя живым! По настоящему! Не просто хорошим актером, сумевшим убедить даже себя! А по настоящему, без притворства и масок. Да, девушка, сидевшая сейчас на соседнем сиденье, делала это с ним! Чувствовать! Жить! А заодно, делала его счастливым...
Вот наконец первый указатель, и еще один.
-Кажется мы наконец добрались,- все еще слегка раздраженно буркнул он, потом повернул голову к Эвелин и улыбнулся. Возможно он на кого то и злился, например на скрягу Крауса, но точно не на нее. Почему же он бурчит на нее?
-Люблю тебя,- нежно произносит он, и только после этого выходит из машину. Мрачный пейзаж, освещаемый исключительно фарами автомобиля. Приоткрытые кованные, решетчатые ворота создают ощущение что они приехали по меньше мере лет на сто назад.
-Придется немного пройтись,- говорит он, выставляя локоть, давая девушке взять его под руку. Идти не долго, по не слишком широкой аллее парка, среди черных массивов окружавший их деревьев. И лишь тусклый свет фар где-то позади, и еще более тусклый свет луны и звезд. Но вот где-то впереди уже мелькает теплые блики света. Окна церквушки, их ждут. Должны ждать, ведь он обо всем договорился еще прошлой ночью и перезванивал несколько часов назад.
Вид могил справа от церкви наводит мысль о живых мертвеца, которые точно сейчас вылезет из своих могил, что бы набросится на них! В пору было бы испугаться, вот только они и сами... В каком-то смысле, нечисть! Похуже некрофагов...
Большая деревянная, кованая дверь закрыта и Миллер громко стучит кулаком, и подбадривающе улыбается своей спутнице. Почему то в этот момент он вспоминает как еще недавно он точно так же стучал в дверь убежища Крауса, в тоннелях под Бордо.

+1

4

[NIC]Дэрвиш[/NIC][STA]Темный маг[/STA][AVA]http://savepic.ru/9606707.png[/AVA]

Дэрвиш Россини был уже немолодым магом, топтавшим землю уже больше ста лет. Он повидал много всего на своем веку, и заключил не мало крепких союзов в стенах не только этой проклятой церкви, но и во многих других заведениях, не славящихся особой красотой внутреннего убранства или особой атмосферой. Времена, когда венчания согласно традициям кровный братьев были в особом почете уже давно кануло в Лету. Сейчас любой акт бракосочетания заключался скорее не в Преисподние, с согласия великого Вакха, а на бумаге. Чтобы заключить подобный союз, для начала нужно было получить согласие лорда-смотрителя, а уже потом самих брачующихся, чтобы убедиться в непреложности их желания связать друг друга клятвами, покуда это действительно серьезный шаг; случалось так, что подобным образом один вампир привязывал другого к себе отнюдь не из благородных побуждений, и используя темную магию.
Внутреннее убранство старой церкви выглядело отнюдь не так красочно, как у той, что стояла на освященной земле. Однако и оно имело свой несравнимый шарм, который сложно передать словами. Чувствовалось, что все здесь, включая оконные рамы, были пронизаны магией. На фоне зимней сказки, здание из серого кирпича выглядело грязным пятном, но безусловно способным вдохновить любого художника взять в руки кисть.
Образов и традиционных свечей здесь не было; да и откуда бы им взяться, когда все посетители отнюдь не благочестивые граждане, а существа питающиеся чужой кровью, большая часть из которых ценит человеческую жизнь меньше, чем товарный вид любимой игрушки.
Сидя за столом, в окружении мерцающих огоньков, Дэрвиш листал книгу братьев крови, рассматривая красочные иллюстрации, и узнавая об обрядах, проводимых в стародавние времена, все больше и больше. Глаза его уже начали слипаться, когда за дверью послышались шаги. Подняв голову, мужчина потер глаза большим и указательным пальцем, поднялся и направился в сторону залы, где уже слышались голоса. На нем была надета ряса, похожая на ту, что носили священнослужители, однако с некоторым отличием. Воротничок, который как правило был белым, у него имел красный цвет, а низ балахона и рукава украшали узоры такого же кровавого цвета; они напоминали буквы из древневампирского языка.
-Церковь черного рассвета приветствует вас, дети мои, - сказал маг огня, направляясь в сторону гостей. За ним, кружась в воздухе, летели огоньки, заполняя это мрачное место теплом и светом. – Да будет желание ваше благим, как и мысли, - он посмотрел сначала на девушку, улыбнувшись ей, а затем на мужчину, после чего замолчал, дожидаясь ответа.

+2

5

Она берет Дэвида под локоть, и они вместе идут по темной аллее, углубляясь все дальше в парк, а тем временем, виднеющийся впереди огонек становится все ближе и ближе, и постепенно из мрака появляются очертания небольшой церкви. Дэвид стучит в дверь и улыбается ей, и Эвелин, хотя и волнуется, тоже улыбается в ответ, а затем кованая дверь распахивается, и они оказываются внутри помещения. Им навстречу выходит мужчина в темном одеянии, украшенном кроваво-красными узорами, от него исходит немного странная, непривычная для нее энергетика, Эвелин неосознанно делает шаг в сторону Дэвида, и, оказавшись рядом с ним, берет его за руку, чтобы чувствовать себя увереннее. Вокруг мужчины прямо в воздухе кружились самые настоящие огоньки, заметив которые, Эвелин ненадолго даже отвлеклась от рассматривания силуэта их собеседника – до того это было удивительное и красивое зрелище. Мерцающие огни, наполнявшие помещение теплым, уютным светом, производили не только приятное впечатление – глядя на них, Эвелин подумала, что это, наверное, хороший знак, и благожелательная улыбка мужчины, адресованная сначала ей, а потом и Дэвиду, заставила утвердиться ее в этой мысли еще больше.
- Наши желания и помыслы поистине благие. Мы желаем соединить свои судьбы, Магистр, в соответствии с традициями, о которых «молодежь» все чаще забывает, - в тон Дэрвишу ответил Миллер с легкой-легкой улыбкой, а Эвелин просто молча кивнула в знак согласия с его словами.
Формальности, по идее, он тоже попытался все соблюсти, подключив свои связи, чтобы получить разрешение Лорда-Смотрителя в столь короткий срок. Правда о результатах он так и не знал, но о них должен был знать сам маг. Теоретически... С другой стороны, он действительно хотел настоящую вампирскую, классическую свадьбу, а не просто роспись в книге и строчку в какой-то базе данных. В конце концов, это было нужно не для галочки, а для них самих! Раз уж он решился на такой шаг, то это было вполне серьезно. Он действительно не слишком уважал институт брака, хотя речь шла скорее о человеческом, но ровно до тех пор, пока это не касалось его самого. Сейчас же был совершенно иной случай.
- Я Дэвид Миллер, а это – Эвелин Рассел.
- Приятно познакомиться, - тихо произнесла Эвелин, когда Дэвид ее представил, снова взглянув на мужчину.
- Мы с вами договаривались по телефону о церемонии, помните? Ну что, сделаете двух счастливых вампиров еще более счастливыми, проведя для них классическую церемонию, не желающих игнорировать истинные традиции нашего рода? А заодно поможете мне показать этой молодой красавице всю серьезность моих намерений? - Дэвид улыбнулся чуть шире и подмигнул Дэрвишу.
- Я и так не сомневаюсь в серьезности твоих намерений, - нежно улыбнувшись Дэвиду, сказала Эвелин, слегка сжав его ладонь. – И готова продемонстрировать тебе тоже самое. Вот только... – она смущенно замялась, посмотрев на мужчину в черной рясе, - я стала вампиром совсем недавно и еще не слишком хорошо знакома с ритуалами. Вы подскажете мне, что нужно делать?

(Авторы Дэвид и Эвелин)

+2

6

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1027-3.png[/float] действительности, маг не получал никаких распоряжений от лорда-Смотрителя, и, как правило, именно брачующиеся занимались всей этой бумажной тягомотиной, а не он. Мир, в котором они жили был полностью зависим от бюрократической машины, и с этим уже ничего не поделать, как и с тем, что прежде честь пройти ритуал давалась только голубой крови, а теперь всем желающим. Первый обряд бракосочетания, как говорится в истории, был совершен Первородными. Однако многие моменты в нем были упразднены, поскольку человеческие жертвоприношения уже отнюдь не в моде.
С недоумением посмотрев на жениха, Дэрвиш все же улыбнулся.
-В таком случае, начнем приготовления. Вами, мадмуазель, займутся мои помощницы, - он  дважды хлопнул в ладоши и из воздуха, словно по волшебству материализовались два духа; юные девушки в тогах, похожие на муз. Они подлетели к невесте и жестом, предложили ей пройти с ними. Внутри маленькой комнаты, куда прелестницы привели ее, горели свечи. Там же сидела широкоплечая женщина, обряженная в белые одежды. Она предложила Эвелин раздеться, чтобы начать приготовления. Ей предстояло нарисовать на девственно чистом теле традиционные узоры.
Тем временем, сам Дэрвиш предложил жениху разобраться с деталями.
-И все же, - сказал он, - быть может, нам следует позвонить лорду-Смотрителю, месье Миллер? Мне бы не хотелось иметь проблем с властями, как вы сами понимаете. Не приведи Вакх в дверях церкви появятся жаждущие мести родственники или того хуже... – внимательно посмотрев на вампира, добавил мужчина; глаза его алчно блестели.

0

7

-Лорду смотрителю? Хм, да, конечно. Давайте ему позвоним, у вас есть его номер?- забавно, что Миллер даже не знал, кто именно сейчас был Лордом-Сморителем в Бордо, и знал ли он этого вампира. Учитывая, как стремительно развивались события в последние сутки, выяснять такие вещи, и вдаваться в глубокие подробности подготовки у него не было ни времени, ни желания. Он поступил проще, позвонил «друзьям», которые могли бы заняться этими вопросами для него. Когда живешь так долго, всяких таких полезных приятелей, так или иначе, скапливается довольно много. Иногда кому-то нужна помощь, иногда тебе, а мир «не людей» не такой уж большой, если разобраться. Беда была в том, что график этого дня был действительно так напряжен, что он даже не потрудился выяснить о результатах. И хотя он в них не сомневался...
Неприятная, холодная как лед мысль скользнула в сознание. Не то что бы это было по настоящему важно, но вдруг так быстро не получилось договориться? Вдруг сейчас Смотритель заартачится, решит потянуть время? В том, что все, так или иначе, получится, Миллер не сомневался. Но этот день был удивителен, день который точно никто их не забудет. И свадьба должна была быть его апогеем! А если она сейчас сорвется? Кроме того, все таки были еще Джованни, кто знает? Вдруг бывший Эвелин окажется весьма мстительным и обидчивым? И решит попытаться усложнить им жизнь?
Миллер внимательно посмотрел на мужчину.
-А знаете что. Может, мы не будем тратить время на все эти формальности? Сегодня был чудесный день, зачем портить его бюрократией,- Миллер сунул руку в карман и извлек оттуда бумажник. Затем еще раз посмотрел на мужчину, оценивая его и «его стоимость». Проникать в сознание мага ему не хотелось, да и не было необходимости. Вопрос был лишь в порядке цифры? Стоило ли ему выписать чек, или ограничится наличностью? В кочном итоге, это просто вопрос количества нулей. С другой стороны, чеки в вопросах «коррупции» не всегда приветствуется.
А потом «на свет» появилась относительно пухлая стопка крупных купюр, несколько тысяч там точно была – практически большая часть всей наличики что была при вампире.
-Никаких проблем с властями у вас нет будет, смею вас уверять. Но очень не хочется, что бы все затянулось из-за какой ни будь канцелярской ошибки,- деньги перекочевали в карман магистра.
-Что вы думаете? Обойдемся сегодня без бюрократии? Все таки свадьба, это нечто большее, чем просто пара строчек в журнале, как думаете? Не будем разрушать волшебство этой прекрасной ночи?

+1

8

Как оказалось, она совершенно напрасно беспокоилась насчет свадебного платья – оно оказалось просто ненужным, и Эвелин сейчас с ужасом смотрела на женщину, которая с акцентом в голосе предложила ей раздеться, чтобы нанести узоры. Она совсем не так себе представляла брачную церемонию, будучи по натуре идеалистом, Эвелин рисовала в своем воображении нечто очень роматичное и возвышенное, но судьба, кажется, распорядилась совсем иначе, решив, что испытаний прошедшего дня еще недостаточно, и продолжая испытывать девушку на прочность. Некоторое время она так и стояла, глядя на женщину, молчаливо ожидавшую ее реакции, словно надеясь, что сейчас произойдет чудо и что-то изменится, ей не придется обнажаться перед посторонними людьми ради каких-то узоров, но увы… Ничего не менялось, а впрочем… Нет, все же менялось. Менялась сама Эвелин, которая вдруг подумала о том, что, возможно, все происходящее направлено на то, чтобы действительно проверить серьезность ее намерений, о которых она говорила всего пять минут назад. Как далеко она согласна зайти ради того, чтобы стать женой Дэвида, сумеет ли переступить через себя, свои убеждения и страхи, ради любви забыть о своем «я»… Эта мысль заставляет ее взглянуть на странный ритуал совершенно по-новому, а заодно и понять, что она действительно готова к этому, и руки Эвелин медленно тянутся к застежке платья, а спустя несколько минут она, уже будучи полностью обнаженной, застывает перед женщиной в белых одеждах.
Помощница мужчины, собиравшегося проводить ритуал, одобрительно кивнув, повернулась к небольшому столику, на котором стояла маленькая емкость и несколько темных бутылочек. Под встревоженным взглядом Эвелин она принялась наливать из бутылочек понемногу какие-то ингредиенты для нанесения узоров. Закончив смешивать красящий состав, женщина обмакнула в алую смесь пальцы правой руки и провела ими по плечу Эвелин, оставляя на коже девушки красный след и одновременно нараспев что-то проговаривая на совершенно незнакомом языке. Под мерный, напевный речитатив, тело Эвелин покрывалось узорами, образующими причудливый рисунок, резко контрастирующий со светлой кожей девушки, которая спустя несколько месяцев после обращения уже успела побледнеть, почти полностью утратив привычный золотистый оттенок. Кроме бархатистого звука голоса этой женщины Эвелин больше ничего не слышала, она просто стояла и ждала, периодически поворачиваясь к ней то боком, то спиной, и когда все было готово, помощница с все тем же акцентом произнесла:
- Так хорошо.
Эвелин вопросительно взглянула на нее и, решив, что на этом подготовка к ритуалу завершена, сделала неуверенный шаг в сторону выхода из полутемной комнатки, думая о том, что снова окажется в совершенно неприглядной ситуации. Замявшись, она обратила внимание на то, что на стене комнаты висит большое зеркало, и только сейчас увидела, как выглядит с нанесенными на кожу рисунками. Эвелин была от природы хорошо сложена, и если ее фигуру можно было назвать просто красивой, то сейчас этого эпитета было недостаточно. Сейчас она была совершенством, а алые узоры в неровном свете горящих свечей таинственно переливались, и Эвелин даже на несколько мгновений показалось, будто они не только мерцают, но и словно передвигаются на коже. Это зрелище потрясло ее до глубины души, приглушив немного даже чувство стыда, которое ее охватывало при одной только мысли, что ей придется в таком виде предстать перед посторонним мужчиной. В эти мгновения Эвелин самой себе казалась вовсе не перепуганной девушкой, которая сходит с ума от неловкости происходящего, а древним божеством, горделиво являющим себя миру во всем своем великолепии. Впрочем, одного этого зрелища мало, чтобы заставить отступить стыд окончательно, и пока Эвелин рассматривает себя в зеркале, память услужливо напоминает ей о разговоре с Дэвидом, происходившим в бункере Крауса. «Ты стыдишься наших чувств. Ведь то, что только что было – было именно их проявлением. Не более. Я люблю тебя, мой ангел», - слышится ей голос Дэвида, и именно это заставляет Эвелин окончательно забыть о стыдливости и спокойно шагнуть обратно в залу.
Выйдя к своему жениху и мужчине в рясе, она все так же спокойно встречает их взгляды, уже без малейшего смущения, не утратив чувства собственного достоинства и осознавая, что отныне какой бы не была неловкой ситуация, она больше не будет прятать пылающее от стыда лицо в ладонях, не будет плакать и переживать. Вместо этого Эвелин будет на все смотреть со снисходительной полуулыбкой, возвышаясь над происходящим благодаря пьедесталу, которым для нее стала любовь Дэвида.
- Я готова, - раздается ее спокойный голос. – Можем начинать.

+1

9

http://uploads.ru/i/H/E/S/HESv9.png

[float=left]http://virtus.rolka.su/uploads/000e/9c/74/1030-3.png[/float]вященник черной мессы не стал привлекать к делу Лорда-Смотрителя, решив, что сможет договориться с тем позже, но по такому случаю попросил n-ю сумму с мистера Миллера, решившего раскошелиться, дабы не разрушать такой красивый момент в жизни своей невесты бюрократической возней.
Когда девушка вышла в залу, следом за ней вылетели и Музы-призраки, которые накинули на ее плечи прозрачный черный плащ, частично скрывший наготу. Мужчина попросил брачующихся встать рядом и повторять за ним. По мере того как он произносил слова из книги, из темных уголков помещения начали выбираться темные тени, устроившие пляску на стенах и потолке. Их фигуры, принимающие разнообразные образы, изображали различные картины, некоторые из которых напоминали сцены из Камасутры. Духи начали завывать, и звук их голоса был похож на музыку сфер.
Закончив читать священную речь на древневампрском языке, Дэрвиш опустил руки вниз и начал взывать к Бездне, чтобы та одобрила сей союз. Конечно больше было показухи, потому как для того, чтобы получить настоящее известие из низших миров, как происходило во время ритуалов Древних, отчего Союзы их считались нерушимы, требовалось больше сил и выше Ранг.
В конечном счете, брачующиеся должны были произнести клятвы, а затем окунуть кусок хлеба в жертвенную кровь в вазе, стоявшую на алтаре, съесть его и заключить друг друга в объятья.

0

10

Стоя рядом с Дэвидом, Эвелин старательно повторяла за мужчиной в рясе совершенно незнакомые слова, которые он читал из книги, и изредка кидала обеспокоенные взгляды на тени, которые выбирались прямо из стен и сплетались в странном танце под самым потолком. Постепенно три голоса, звучавших в помещении темной церкви, сливались с завываниями теней, образуя причудливую смесь, отчего церемония приобретала совершенно мистический характер, очень впечатляя невесту. Затем Эвелин, затаив дыхание, смотрела за тем, как темный священник опускает руки, взывая к Бездне, а потом наступает их черед, и она поворачивается к Дэвиду. Что сказать ему? Какой должна быть клятва? Какие слова должны прозвучать в этом странном и таинственном месте, чтобы стать достойным завершением церемонии? Она совсем не ожидала этого, ничего заранее не готовила и не придумывала, и сейчас чувствовала себя немного растерянной, но, глядя в глаза любимого мужчины, слова сами собой приходят на ум. Она любит его и если сейчас что-то хочет сказать, то именно это.
- Я буду любить тебя, пока мое сердце будет биться, - произносит Эвелин. – Я приму тебя таким, какой ты есть, буду гордиться твоими успехами и не отвернусь от тебя, какой бы ужасный поступок ты не совершил в прошлом или в будущем. Я всегда буду рядом, что бы не случилось, разделю с тобой самые радостные и самые трагичные мгновения, я постараюсь сделать тебя счастливым и останусь с тобой, даже если весь мир от тебя отвернется. Я постараюсь стать тебе достойной женой и трепетно хранить твою любовь, которую ты мне даришь, буду заботиться о тебе и всячески беречь тебя, потому что в моей вечности ты – это самое лучшее, что только со мной произошло и еще может произойти.
Произнеся это, Эвелин взяла с алтаря церемониальный кинжал и без малейших колебаний провела лезвием по левому запястью. В вазу, стоявшую тут же, из надреза хлынула алая кровь, после чего она, отложив кинжал, взяла кусочек хлеба, обмакнула его в кровь и поднесла его к губам Дэвида.

Вампир слушает слова девушки с немым обожанием и трепетом. Все-таки так давно он не испытывал столько невероятных и сильных эмоций, как с тех пор, как повстречал эту девушку. Он кусает хлеб, и теперь его очередь говорить, но как передать словами то, что он чувствует?
-Ты теперь моя жизнь. Я буду любить тебя всегда, пока жив и после! Я хочу подарить тебе свою жизнь, потому что без тебя она была пуста! Я буду оберегать тебя и поддерживать во всем. Я постараюсь стать лучше, чем я есть, для тебя. И все же я буду эгоистом, потому что намереваюсь провести с тобой вечность и никогда тебя не отпускать.
Он тоже берет кинжал и делает глубокий надрез на руке, а затем позволяет крови течь на алтарь и хлеб, что держит в другой руке.
-Моя любовь к тебе безгранична,- говорит он протягивая ей свой кусок, окроплённый собственной кровью.

Кусочек хлеба с кровью любимого кажется ей дивным лакомством и буквально тает во рту, после чего он обнимает ее, и Эвелин успевает заметить, как на груди Дэвида, видневшейся в расстегнутом вороте рубашки, на миг мелькают точно такие узоры, какие были нанесены на ее тело. Они ярко вспыхивают на бледной коже вампира и тут же исчезают, словно подтверждая, что они теперь на самом деле связаны воедино. И когда Дэвид отпускает ее, и Эвелин оглядывает себя, то на ее теле уже нет никаких узоров. Церемония закончена, и Эвелин, повернувшись к священнику, тихо произносит:
- Спасибо вам.
Затем она возвращается в небольшую комнатку, сбрасывает там плащ и одевается, после чего выходит к ожидающему ее Дэвиду.
- С чего начнем семейную жизнь? – с улыбкой спрашивает Эвелин, подходя ближе и обнимая Дэвида. – Для этого момента тоже есть какие-то традиции или можно делать все, что угодно?

Авторы: Дэвид и Эвелин

+1

11

Дэвид посмотрел на часы и улыбнулся. Этот день, все же, закончился. Длинный, очень-очень длинный день. Чудесный и необычный день, двадцать четыре часа или полторы тысячи минут. Как маленькая жизнь, как большой период жизни. Важный период.
Еще совсем недавно они лишь мечтали о том, что бы быть вместе. А этот день они прошли путь от начавшей встречаться пары до мужа и жены.
-Теперь у тебя есть жена,- Дэвид усмехается прохладе ночи, жалея о том, что не захватил с собой сигареты. Дагон, он даже выпить, кажется, не взял. Вообще свадьбу он представлял чуточку иначе, а может и вовсе не представлял. Столько чертовых лет прошло с тех пор как он в последний раз женился. Точнее столетий. Тогда все было иначе, да и память у него была хоть и абсолютная, но совсем не абсолютная. Иначе голова его, давным-давно взорвалась орошая грязную землю кровью и мелкими кусочками белого вещества. Если оно конечно действительно белое, подумал он. Впрочем, выяснять это практическим путем желания не возникло.
Главное, в общем-то было другое. Дней у них будет еще очень много, у него и нее. Он рассчитывал на то, что у них есть как минимум вечность. Но этот день они не забудут никогда. От самого утра и до этого момента, этот яркий и в каком-то смысле- безумный день. Пожалуй, если бы он мог, он бы хотел его запечатлеть в виде картины или скульптуры, что-бы показать всему миру.
Отойдя несколько шагов от церкви, он встал на небольшую площадку, залитую лунным светом. С одной стороны серой здание, с другой темные деревья.
-Чудесная ночь,- произносит Миллер, расставляя в стороны руки и прикрывая глаза. Он будто пытается впитать в себя этот момент. Все это, каждый шорох голых веток, дуновение ветра, скрип открывающейся двери...
Миллер открыл глаза и увидел Эвелин появившуюся на пороге.
-Нет, кажется. Теперь мы можем делать все что пожелаем. Мы свободны от всего мира,- улыбается он, обнимая девушку в ответ.
-Хотя нет, кажется есть еще кое-что,- говорит он и чуть склонившись, целует Эвелин. Они сливаются, окончательно становясь «единым целым». Ну или он просто так чувствует. «Волны счастья и добры» - мелькает в его сознании глупая цитата и ему хочется смеяться, но он сдерживается. На ее губах все еще чувствуется солоноватый вкус его собственной крови. Ее вкус, чарующий и пьянящий. «Никогда тебя не отпущу»- говорит он ей мысленно не желая разрывать и поцелуй. Время замерло, все замерло, и только единственный их свидетель - луна мягко скользящая тусклым, серебристым светом по их телам.  «Ты моя на веке, бедная девочка»...
Его руки мягко сжимают ее талию, прижимая к себе а в сознании начинает звучать музыка. Песня... И Миллер позволяет услышать ее своей любимой.
Ты сейчас меня не слышишь,
Но с тобою мы всё ближе
С каждым шагом, с каждым часом
С каждым днём
И пусть пока со мной ты даже не знаком
Мы вдвоём...

Ты меня ещё не знаешь
И как будто собираешь
Вечер первой встречи из осколков снов
И ловишь голос мой в обрывках голосов
И чьих-то слов...

Дождись, когда к тебе вернусь я
Дождись, пусть я далеко
Дождись, когда к тебе вернусь я

Дождись, хоть ждать нелегко

Ты меня еще не встретил
И пускай на целом свете
Никого, кто в этот час сказать бы мог,
Что в этом мире ты уже не одинок
Не одинок...

Дождись, когда к тебе вернусь я
Дождись, пусть я далеко
Дождись, когда к тебе вернусь я
Дождись, хоть ждать нелегко

Дождись, когда к тебе вернусь я
Дождись, хоть ждать нелегко

Они кружат в медленно танце, так и не разрывая поцелуя, крепко прижимаясь друг к другу. Ощущая друг друга всем телом. И только когда песня наконец смолкает закончившись, он разрывается, а Дэвид выпускает девушку из своих объятиев. Скинув с себя пиджак, он набрасывает его не плечи любимой.
-Чем бы ты хотела сейчас заняться,- спрашивает он ее тихо, будто боясь потревожить волшебство этой ночи. Если это сон – то разбудить, и берет ее за руку. И медленно ведет по мрачной парковой аллее к машине. И несмотря на некоторую мрачность окружения, мир вокруг кажется ему чудесным.

+1

12

Эвелин счастливо улыбается, когда Дэвид наклоняется, чтобы ее поцеловать, а потом слышит его голос у себя в голове. Им больше не нужны слова, чтобы слышать и понимать друг друга, и это открытие полностью затмевает то, что свадебная церемония получилась немного не такой, как она себе представляла. Впрочем, необычный ритуал уже позади, и можно уже уходить, как вдруг в ее сознании начинает звучать песня, а Дэвид, продолжая ее целовать, медленно кружит Эвелин в танце, крепко прижимая к себе. Эти волшебные мгновения она никогда не забудет, сохранит, сбережет их в самом потаенном уголке сердца, что бы не случилось, и их свадьба всегда будет ассоциироваться не с ритуалом, а именно с этим танцем – таким, в сущности, банальным и свойственным любой свадьбе, и таким трогательным и проникновенным, что сердце заходится от нежности и обожания, а на глаза наворачиваются слезы от счастья.
- Как жаль, что я уже тебя люблю больше жизни, - шепчет Эвелин, когда музыка стихает, а Дэвид немного отстраняется. – И не могу сейчас сказать тебе, что этот танец заставил меня полюбить тебя еще сильнее… Спасибо тебе за это волшебство!
Дэвид набрасывает ей пиджак на плечи, который все еще хранит тепло его тела и запах, и Эвелин с удовольствием кутается в него, придерживая одной рукой на груди, и держа другой рукой руку мужа.
- Ммм… Даже не знаю, - улыбается она, медленно шагая рядом с ним по дорожке. – Наверное, нам стоит устроить себе праздник, но после этого невероятного танца и этой песни я просто не могу ничего придумать такого, что могло бы меня порадовать. Ты сумел затмить все мыслимые удовольствия в столице удовольствий, - смеется Эвелин, - и поставил меня в тупик. Единственное, что я точно знаю, - продолжает она, - так это что хочу эту ночь провести только с тобой…
Они так и продолжают идти по дорожке, и когда приближаются к своей машине, то Эвелин видит пожилого мужчину, стоящего рядом с автомобилем. На мужчине надет немного старомодный фрак, седые волосы аккуратно зачесаны назад, а его благообразное лицо и живые, внимательные глаза производят приятное впечатление. В руках мужчина держит серебристый поднос, на котором стоят два высоких бокала, наполненные шампанским, и лежит небольшой белый конверт. Дождавшись, пока вампиры подойдут к нему поближе, он склоняет голову в почтительном поклоне и произносит:
- Мистер и миссис Миллер, я приветствую вас в особняке «Шатоден» и поздравляю с бракосочетанием.
После его слов темное, мрачное здание особняка внезапно словно вспыхивает, когда включается иллюминация, моментально превращающая это далеко не приветливое здание в сказочный дворец. Эвелин, приоткрыв рот от удивления, смотрит на освещенные ярким светом витражные окна, в которых теперь можно рассмотреть богатое внутреннее убранство дома,  а тем временем еще двое слуг, на которых она попросту не обратила внимания, гостеприимно распахивают двери в особняк, открывая вид на гостиную, в которой уже накрыт стол.
- Меня зовут Фредерико, я здешний дворецкий и сегодня я к вашим услугам, - степенно говорит мужчина, затем протягивает им поднос и добавляет: - Прошу вас.
Любопытная Эвелин вместо бокала шампанского берет белый конверт и вытаскивает оттуда лист бумаги, на котором аккуратным почерком выведено несколько строк.

Дэвид и Эвелин,
от имени клана и себя лично я поздравляю вас с днем бракосочетания и вручаю вам этот скромный подарок. Насладитесь этим днем! И пусть ваш союз будет счастливым!

Леонард

P.S. Дед, не забудь познакомить нас с новой бабушкой.


Читая записку, Эвелин улыбается и бросает восторженный взгляд на Дэвида, но стоит ей только прочесть постскриптум, как она начинает смеяться и даже зажмуривается.
- Я – бабушка? Какой кошмар! Дэвид, как ты мог так со мной поступить? Мне же всего двадцать два года! Ужас!
Положив письмо обратно на поднос, она берет бокал шампанского и снова поворачивается к Дэвиду.
- Может, побудем сегодня здесь? Послушаемся главу клана и насладимся этим днем и его подарком? Или вернемся в отель?

+1


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » Утилизированные локации » Бордо. Особняк Шатоден


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC