http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/50862.css
http://forumfiles.ru/files/0011/93/3d/77625.css

Любовники Смерти: Эпоха Перемен

Объявление

Погода и время:

5-18 сентября 2006 год. + 18 * днем и + 14* ночью. Утром ветрено без осадков. Днем кратковременные дожди, к вечеру небо вновь прояснится.
Подробный прогноз

Новые вакансии уже ждут (19.05.18) тебя!

Обновление в новостях (25.04.18) форума.

Полностью переоформлена история (25.04.18) мира.

Полностью переоформлена география (21.04.18) мира.

Открыта новая акция "Сильные мира сего" (21.04.18) принятие по пробному посту!

Идет набор участников в квест "Никто не выжил" (16.04.18) присоединяйтесь к нам!

Читайте второй выпуск журнала ROLE-BASED life (24.03.18) на любовниках смерти!

Всем активным игрокам и тем, кто желает сохранить свой профиль просьба появиться в теме проверка связи

На форуме произошел скачок на 5-ое сентября 2006 года.
Напоминаю, что 10-ого сентября в мире «любовников смерти» празднуется день проклятых, в связи с которым будут устроены разнообразные мероприятия.
Все изменения в сюжете будут обсуждаться в теме: "игровая активность"


Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Активисты

Админо-модераторский состав


Hogwarts and the Game with the Death= Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Волшебный рейтинг игровых сайтов Green Woods Дом ЗабвенияВ шаге от трона. Псевдоитория, интриги, магия Zentrum Зефир, помощь ролевым src="http://forumfiles.ru/files/0015/e5/72/98755.gif"> Gates of FATE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » #Прошлое » В ночь 31 июня...


В ночь 31 июня...

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

В НОЧЬ 31 ИЮНЯ...
▼▼▼
♫ Ночь для того, чтоб нести иной свет ♫

https://img2.ask.ru/answers/17000000/16771000/16770586.gif

Кто: Магнус Пейн, Алиссандро Лоретти
Где: улицы и клубы Валенштайна
Когда: 31 июня (ночь с 30 июня на 1 июля 2006)

Ночь - особое время. В мире людей с ней связано много суеверий и историй. В мире магии... Если уж ночь имеет свою особую Силу и очарование для простых обывателей, то что уж говорить о ночи в мире магии! Но никто не знает о магии ночи больше, чем ночные обитатели. Или те, кто привык бодрствовать ночью, предпочитая сияние миллиардов звезд одной самой близкой. Но даже они не способны угадать, что таит в себе ночь на изломе. На стыке двух веков, например. Да что там, даже двух месяцев! Короткий, для кого-то и вовсе незаметный промежуток. А для кого-то совершенно новая, неизведанная реальность... Не так ли, господин маг?

Отредактировано Алиссандро Лоретти (16.05.2018 22:24)

+1

2

Ночь. Какое волшебное слово – ночь. Ночью даже дышать становится легче. Воздух чист и свеж, а, главное, не обременён людьми. Ночь – их время. Тех, кто скрывается до последних лучей солнца. Тех, кто вынужден ходить в маске до наступления сумерек. Тех, кто должен прятаться в тени, находясь в безопасности. Приход ночи меняет правила. А ночь 31-го июня – особое время. Вы не найдёте его в календаре. О нём вам не расскажет соседская бабушка, которая жуя семечки обзовёт вас проституткой или наркоманом. Вы не узнаете из газет о том, что в одном из баров была устроена оргия магов (страшно само по себе, но всякое бывает), вам не расскажут по TV, что в этот день «путешественники», захватив с собой парочку пьяных друзей, отправились покорять другие миры. Этого дня вообще нет. Его не существует.
Но для Магнуса это была особенная ночь. Иногда он изменяет своим привычкам: вместо похода в бар остаётся дома, вместо секса на одну ночь устраивает пьяные танцы с бубном, вместо мордобоя и показушности спокойно разговаривает с посетителями заведения. Он становится самим собой. Нет больше разницы между «дневным» и «ночным». Он – это всего лишь он. Ночь срывает маски. Незачем лгать людям, которых ты больше никогда не увидишь. Незачем прятать и скрывать свою истинную сущность. Незачем быть тем, кем ты на самом деле не являешься. И всё это – одну единственную ночь в году. Это даже не полноценная ночь, какой её принято считать в мире людей. Это мгновение, это точка на границе, это возможность.
- Магнус, мать твою, Пейн! – мужчина открывается от своего собеседника, с которым они буквально сцепились языками, и поворачивает голову на звук своего имени. В баре ты можешь встретить кого угодно, а в такую ночь – тем более. Но что-то Пейн не думал, что этим кем-то окажется Лоренцо – парень, из-за которого он был вынужден скрывать свою сущность. Парень, которому не нужен был маг. Парень, который хотел только связей его родителей. Парень. Просто бывший парень, которого мужчина когда-то любил до такой степени, что осмелился привести в семью. Закончилось эта затея не так радужно, как её описывают в книгах.
Верхняя губа Магнуса дёрнулась в презрительной ухмылке. Всё-таки первая любовь, особенно если она была болезненной, не забывается. Ты можешь обманывать себя, говорить, что тебе всё равно, что ты больше ничего не чувствуешь, что тебе больше не больно. Но стоит увидеть объект своего бывавшего когда-то учащённым сердцебиения спустя столько лет, и ты понимаешь, что у тебя всё ещё есть чувство к нему. Имя этому чувству – ненависть. Ты ненавидишь того, кого когда-то любил. Ты ненавидишь себя за эту любовь. Ты ненавидишь всё: свои эмоции, свои чувства, свои воспоминания. А они возьмут да соберутся перед тобой в до боли знакомом силуэте.
- Я надеялся встретить тебя изъеденным червями и поднятым каким-нибудь некромантом-недоучкой, не нашедшим более подходящий материал для опытов. – парень, сидящий напротив, был уже изрядно пьян, или даже находился под кайфом, поэтому он не обращал внимания на слова гладящего его по щеке мага, а лишь ластился к прикосновениям, норовя при каждом движении за ласкающими пальцами навернуться со стула.
Видимо, такое приветствие Лоренцо несколько обескуражило, поскольку он замолчал и просто наблюдал за действиями мужчины. Выждав несколько минут, Магнус чуть повернул голову в его сторону, делая вид, что обращает на него внимания не больше, чем на комара, который пропищит около уха и полетит искать себе новую жертву.
- Зачем же ты окликнул меня, Лоренцо? – исследуя пальцами чужое лицо напротив и легко покачивая рукой и головой в такт расслабляющей, чарующей музыки, книготорговец кинул быстрый взгляд на своего бывшего, убеждаясь, что тот всё ещё стоит около него. Даже подошёл чуть ближе. – Неужели хочешь быть на его месте? Нет. Это было бы слишком просто. Тебе что-то от меня нужно. Или от моей семьи? В любом случае, должен огорчить..
- Да кому ты можешь быть, мать твою, нужен! – Пейну не дали закончить фразу, прервав его на середине. Последующее ему фактически выплюнули в лицо. – Я окликнул тебя, потому что не мог поверить, что когда-то успешный студент одного из престижнейших вузов, сын декана, музыкант, напивает в баре и ласкает какую-то дешёвую проститутку! В тот день я думал, что ниже в моих глазах ты упасть не можешь. Как же я ошибся!
Ментальная пощёчина по самомнению спустя практически 20 лет – это…сильно. Но и смешно одновременно. Магнус не знал, двинуть ему по этой наглой самовлюблённой физиономии или рассмеяться. Хотелось всего одновременно, но, к счастью, руки были заняты. Не добившись от лекаря какой-никакой ответной реакции, Лоренцо плюнул ему под ноги и скрылся среди извивающихся под музыку тел. Прикусив зубами кончик большого пальца на правой руке, посмеиваясь, как сумасшедший, Пейн встал со своего места и направился к чёрному выходу из бара, намереваясь подышать свежим ночным воздухом в переулке.
- Это ж надо было. – пьяно облокотившись спиной о каменную стену, практически падая на неё, мужчина позволил себе рассмеяться в голос, высоко запрокинув голову и прикрыв глаза одной рукой. Ночка обещала запомниться надолго.

+1

3

Ночь – это его время. Что бы там не думали другие, люди и нелюди, а о существовании последних он знал не понаслышке, как знал, что все это не выдумки фантастов и не сказки на ночь. И пусть он просто слабый человек, просто самый обычный  человек, не способный противостоять тем же вампирам, но ночь это его время. И его жизнь.
Лис поднял голову, подставляя лицо теплому легкому ветру, наслаждаясь каждым его прикосновением. Он смотрел на звезды, тусклые и почти неразличимые в ярком свете огней города. Смотрел и понимал, что их сияние, тысяч и тысяч крошечных точек там бесконечно высоко над головой, для него предпочтительнее одной большой звезды, свет которой слишком ярок. Перенял ли он привычки тех, с кем привык общаться, или просто организм подстроился сам к ночному образу жизни, Лис не знал. Да и не важно все это было. Главное, что его душа жила сейчас, когда на улицах почти нет людей, когда все порядочные и правильные прятались за своими крепкими дверями и задергивали боязливо занавески. Его мать была такой. Воспитанной в строгости моральных законов своей страны, испуганно вздрагивала от каждого шороха и боялась и слово сказать против этому засранцу Марко. Это злило. Как же это всегда злило его. Он любил мать. Ведь она так старалась дать ему все самое лучшее, даже не смотря на свое положение беглянки и фактически рабыни. Все, что у нее оставалось, это он – Алиссандро. А все, что было у него, это мать. Вот только мальчик рос совершенно в другой среде, и воспитывался соответственно. И горячая кровь востока не давала ему спокойно мириться с таким положением вещей. Дрожать и прятаться он не привык с детства. Всегда бросал миру вызов. Да, мать никогда не одобряла его пути. Но и не препятствовала. За что Лис был ей очень благодарен.
Ночь. Раскинув руки, парень стоял на крыше одной из высоток и любовался безграничным небом над головой. Ветер трепал его короткие черные волосы, развивал полы белой рубашки, которую Лис расстегнул, чтобы почувствовать ласковые чуть прохладные прикосновения ветра к голой коже. Невероятные ощущения. Просто невозможные в любое другое время. Только в такую вот божественно прекрасную или скорее дьявольски восхитительную ночь. Парень тихо рассмеялся, совершенно безумным смехом того, кто просто счастлив, без каких либо причин. Когда это чувство поднимается из самых глубин души, растекаясь по венам, покалывая кончики пальцев и будоража миллиардами пузырьков шампанского. Вот так стоять на краю в бездну, когда над тобой безграничная ночь, а под тобой километры пустоты и переливы света, куда ярче того, что дарят звезды. Это действительно создает ощущение легкого помешательства, дарит чувство какого-то невероятного всеобъемлющего могущества.
Нет, он совершенно не собирался заканчивать свою жизнь здесь и сейчас. Лис не был настолько отчаянным и глупым. Наоборот, он любил жизнь как никто другой. Любил всей душой, всем сердцем. Дышал ею и пил большими жадными глотками. Легко развернувшись спиной к пропасти, парень посмотрел на стоящего рядом вампира. Тот покачал головой и хищно усмехнулся.
- Всего шаг, и ниточка твоей жизни оборвется навсегда. – Вильям плавным движением оказался рядом, но не прикоснулся, продолжая наблюдать за человеком. – Ты безумец, ты знаешь это?
Лис тихо рассмеялся и спрыгнул с невысокого парапета, отделявшего крышу от пропасти. Тряхну головой, он с вызовом посмотрел на мужчину.
- Если бы я не был безумен, стал бы я работать в таком занимательном месте, как Дом Джованни? – он сделал шаг навстречу и положил ладони на грудь вампира, с явным удовольствием прижимаясь к нему ближе. – И познакомился бы я тогда с тобой, не будь я столь безумен, м, Вил?
Сильные руки тут же очутились на талии человека, притягивая ближе. Ночь обещала быть интересной и полной весьма приятных моментов для обоих. Лис нетерпеливо потянулся навстречу, чуть приподнимаясь на носочки, партнер был заметно выше него, требуя свой поцелуй, и желая, наконец, перейти к делу. И Вильям даже подался порыву, начиная склоняться ближе, но тут же замер, напряженно к чему-то прислушиваясь. Разочарованно посмотрев на вампира, Лоретти тем не  менее промолчал. У этих ночных существ все органы восприятия куда острее чествуют окружающий мир. Ну и там возможности свои есть. А покрутившись в их среде, невольно запомнишь, что в подобные минуты лучше не лезть со своими капризами и требованиями. Себе дороже.
- Уходим.
Тихое, почти беззвучное, словно дыхание ветра. И рука вампира, все так же лежащая на талии парня, настойчиво направила его к выходу с крыши. Перечить не стал, молча разворачиваясь и быстрым шагом настигая дверь. Распахнул, быстро спускаясь по лестнице. Вил держался рядом. Оказавшись на лестничной площадке, он подтолкнул парня к дверям лифта. Лис глянул на партнера и нажал кнопку. Видимо, времени было достаточно, чтобы спуститься на лифте, не загоняя себя этим в ловушку. Приняв это как данность, парень продолжал молчать. Захочет, сам объяснит, а нет, значит, потом можно будет выспросить в более удобной и приятной обстановке.
Оказавшись на улице, Вильям указал на темный проулок, уходивший в сторону от центра. Понятливо кивнув, Лис направился туда. Но не прошел и десятка шагов, как путь им преградили две темные фигуры. Замерев, парень неуверенно оглянулся на вампира, следующего за ним. Тот глухо выругался и оттолкнул Лиса в сторону, видимо понимая, что слабому человеку тут просто не выжить. Лоретти протестовать не стал, понимая намек без слов. Нырнул в узкий проулок, уходящий в сторону. Но далеко уйти не успел, сзади что-то взорвалось и упругой волной толкнуло в спину. Выругавшись, парень упал, по инерции прокатившись по земле. Руки и левый бок обожгло болью. Сцепив зубы, Алиссандро поднялся и поспешно продолжил путь. О содранной коже потом подумает. Неприятно, конечно, но не смертельно. За спиной еще какое-то время слушался звук боя, потом все стихло. Лис замер, напряженно вслушиваясь в ночь. Но определить есть ли погоня так и не смог. Да и если это вампиры или еще кто им подобный, услышать их  приближение он все равно был не в состоянии. Глухо застонав от бессилия, парень направился дальше, снова сворачивая, стараясь запутать следы. Хотя и понимал всю бесполезность этого. В темноте узкой улочки спотыкнулся о какой-то камень и снова упал. Теперь болели не только руки, но и колено, а на скуле красовалась большая такая ссадина. Стена была явно рада встрече с его лицом. Боги, Катарина его завтра линчует, не иначе. Если он вообще переживет эту ночь и встретит загадочное «завтра» живым. Снова сворачивая, и совершенно уже не представляя, куда он двигается, Лис, пошатываясь, вывалился  очередной переулок. Здесь слышалась музыка, а узкая полоска света намекала на какое-то заведение. Возможно, один из баров, коих в этом городе до чертиков. А в такое время музыка и оживление может быть только в барах. Ну и в местах вроде места работы самого Лиса. Мелькнула мысль затеряться среди посетителей, а потом спокойно свалить домой. Уж лучше помереть от рук известного монстра, чем нарываться на знакомство с неизвестными.
Заметив у стены рядом с дверью какое-то движение, парень настороженно замер. Но тут же тихо выругался, приваливаясь к стене соседнего дома. Как же болели руки и бок. В переулке было слишком темно, потому понять всю полноту проблемы Лис не мог. Но по ощущениям кожа была содрана капитально. Да что там, казалось, из него кусок вырвали! Хотя разумом он все же понимал, что такого быть просто не могло. Как же порой хреново, что он не может видеть в темноте.
- Черт… - тихо прорычал Лис, осторожно касаясь ободранного бока. Рубашка все так же была расстегнута, так что почти не пострадала. Разве что из белой превратилась в грязно-серую. Зашипев сквозь зубы, он обратился к человеку у двери. – Эй, не подскажешь, в какой стороне центр? Кажется, я слегка заплутал в этой путанице улиц…

Отредактировано Алиссандро Лоретти (17.05.2018 01:48)

+1

4

Прохлада стены постепенно отрезвляла. Но не до такой степени, чтобы Магнус резко прекратил свой истеричный смех, вернулся в бар и продолжил отмечать «ту самую ночь». Как всё по-идиотски получилось. Лекарь думал, что навсегда избавился от каких бы то ни было чувств к Лоренцо. Просто закрыл этот ящик Пандоры и спрятал в подвале своего замка памяти. А оказалось, достать их было так просто. Причём без его вмешательства. Всё то, что происходило с ним 20 лет назад, резко навалилось бурным потоком ярких воспоминаний. И если раньше ему казалось, что он стёр их, вытеснил из своей головы, то сейчас Пейн с уверенностью мог сказать, что помнит всё. Помнит их знакомство, первое свидание, первый секс, первую ссору. Помнит даже о том, что Лоренцо любит мятный цвет и добавляет в чай 2 ложки сахара. Что он очень любит острую еду и практически любое блюдо (кроме сладостей) посыпает сверху молотым красным перцем. Говорил, так лучше чувствуется вкус. А потом всю ночь жаловался на то, что у него болит желудок. Неудивительно, острое же.
Покопавшись в заднем кармане штанов, мужчина вытащил небольшую коробочку с листами и пачку с табаком и фильтрами. Он давно не курил, но по привычке всегда носил с собой. Мало ли что. И вот сейчас это «мало ли что» настало. Достав листок и положив на него щепотку табака, а в начало поместив фильтр, Магнус провёл языком по бумаге, чтобы склеить самокрутку. Его немного шатало, поэтому первый фильтр он благополучно уронил в уличную грязь. Ругнувшись, маг достал новый. На этот раз у него всё получилось. Прикурив сигарету и сделав первую затяжку, он снова расслабленно откинулся на стену, прикрывая глаза от удовольствия. Дрянь, конечно, но как привычна и приятна эта небольшая щекотка в лёгких. У него не было табачной зависимости. Он знал, что всегда может бросить, не начав. Но он также вбил себе в голову, что сигарета способна успокоить в любой ситуации. Мать его, самовнушение.
- Вот так. – широко улыбнувшись, чувствуя, как напряжение сходит на нет и отзывается покалыванием в пальцах, лекарь затянулся ещё. На этот раз он сделал это слишком неосторожно и едкий дым резанул по глазам. – Твою мать.
Зажмуриваясь и пытаясь протереть глаза одной рукой, Магнус чуть отклонился от стены. Хорошо, что сделал он это недостаточно сильно, иначе бы «поцеловался» со стопкой ящиков из-под алкоголя, которые находились тут же и служили своего рода подставкой для пьяных посетителей, решивших подышать свежим воздухом. Проморгавших, мужчина смахнул с глаз выступившую от сильного трения влагу. Со стороны могло показаться, что какой-то пьяница так напился, что расчувствовался и плачет. Эта мысль заставила Пейна тихо рассмеяться. Ну да, он сейчас как раз смахивает на какого-то подзаборного алкаша. Вот только в отличие от простого алкаша у него ещё и глаза накрашены. Были.
- Создатель, серьёзно? – поднеся свободную руку к лицу, чтобы лучше видеть, маг заметил на своих пальцах грязные полосы от подводки. Значит, он всё-таки её размазал. А говорили, что водостойкая.
Ему следовало докурить, вернуться в бар и смыть с себя весь этот охотничий раскрас. Но тут он заметил, точнее, услышал какое-то движение у противоположной стены в начале переулка. Какой-то мальчишка ковылял в его сторону, попутно задавая вопросы. Он странно шёл, волоча ногу и чуть согнувшись. Упал? В первую секунду внутри у Магнуса сработала мигалка скорой помощи. Кто-то ранен. Он – лекарь. Надо помочь. Во вторую секунду Магнус подумал, что это не его дело. В третью он почувствовал, что скиталец – самый обычный человек.
- Тебя здесь быть не должно. – отлепившись от стены, Пейн сделал несколько шагов в его сторону. Люди в такое время и в такую ночь не должны бродить по улицам города. Они как никогда рисковали стать лёгкой добычей для вампиров, игрушкой для оборотней или подопытными для магов. Ведь на следующий день они бы ничего не вспомнили. Потому что сегодняшней ночи никогда не было. Если бы выжили, конечно. Сигарета в его руке уже пожирала фильтр, и почувствовав лёгкое жжение между пальцами, маг выбросил её, не отводя взгляда от пришельца.
- Слышишь? Беги отсюда так быстро, как только можешь. И я не шучу. – не то чтобы Магнуса волновали дела смертных, не то чтобы он переживал за эту заблудшую душу, не то чтобы он хотел ему помочь. Но совесть бы не простила ему, если бы он оставил парнишку без внимания и просто проигнорировал его. – В чём дело? Не можешь бежать?
Так и есть. Хоть мужчина был пьян, но всё-таки чувствовал боль, исходившую от незнакомства. Но он был больше напуган, чем серьёзно ранен. И что прикажете делать? Закрыть глаза на то, что он человек, и показать ему свою магию? Подлечить и дать пенок под зад, чтобы летел до самого дома? Плохая, очень плохая идея. Даже за раскрытие перед своими сородичами можно понести наказание. Что уж говорить о других расах. С другой стороны, он ведь не вспомнит сегодняшнюю ночь, а значит и о Магнусе забудет. Так почему бы и нет?

+1

5

Да что с этими людьми не так? Он всего-то спросил дорогу. Даже не так, направление! Что они сразу кидаются лекции читать и поучать, где можно ему быть, а где нет? Не маленький уже, сам решить может. Парень нахмурился и посмотрел на незнакомца. Высказывать все свое возмущение не стал, махнул рукой и развернувшись, побрел из переулка, придерживаясь одной рукой за стену. Раны нестерпимо жгло. Хотя Лис понимал, что они не глубокие, и даже не смертельные. Просто кожа стесана, но как же это больно! Был бы он вампиром, давно бы уже регенерировал. Да что там, был бы он вампиром, даже не поцарапался бы от какой-то взрывной волны. А тут не устоял. Хотя любой бы не устоял на его месте. Любой смертный.
Лис опустил голову и попытался рассмотреть полученный ущерб при неярком свете, который проникал в переулок с освещенной улицы. Выходить на свет он не спешил. Не в таком виде! Да, пожалуй, вид его единственное, что всегда волновало Алиссандро. Жаль, зеркала не было с собой, судя по ощущениям, скулу тоже поцарапало. И как он вообще покажется на улице? А в Доме? Катарина будет зла, это точно. А ведь завтра еще работать. Вот же засада… Интересно, ему дадут выходной на лечение? Конечно, с возможностью потом отработать, тут и речи не было. Но отлежаться было бы неплохо. Парень вздохнул, окидывая взглядом свою фигуру. Паршиво. Штаны порваны на колене, можно, конечно, сделать вид, что это такая мода, но потертые и окровавленные края выглядели неопрятно. Рубашка после встречи с пыльной землей и кровоточащей содранной кожей превратилась из белой в грязно-серую с красными разводами. Да уж, выглядит он совершенно отвратительно. Был бы Хелоуин, еще можно было сделать вид, что это у него такой костюм оригинальный. Жертва оборотней. Парень передернул плечами. Те бы драли не так милосердно, и сил на «ходить» у него бы не осталось. Да собственно даже на «дышать» не осталось бы. Жертва вампиров не имела бы столько потраченной зря крови, пожалуй…
Лис тряхнул головой. О чем он только думает? Надо поскорее добраться домой и привести себя в порядок. Может, лекари дома Джованни смогут хоть что-то сделать, чтобы он завтра смог выйти на работу и его не убила бы начальница.
- Вот же твари… Такое свидание сорвали. – тихо пробормотал парень, глянув в сторону, где предположительно остался Вик. Интересно, он там еще жив? Хотя он же вампир, что ему сделается.
Так или иначе, у его несостоявшегося любовника на сегодня куда больше шансов выжить при встрече с теми странными личностями, чем у него самого. Интересно, кто бы это мог быть? Судя по уверенности, с которой они напали на вампира, эти странные чуваки в капюшонах были прекрасно осведомлены с кем дело имеют. А значит, либо психи, либо самоубийцы. Хотя одно другого все равно не исключает. Передернув плечами, Лис попытался хоть как-то поправить волосы, но тут же зашипел от боли. Раненым ладоням это совершенно не понравилось.
Оглянувшись на мужчину, Фран только тряхнул головой и раздраженно «покладисто» кивнул на его слова.
- Бегу-бегу, что не заметно? Вроде не хелоуин и не вальпургиева ночь, чтобы шабаши собирать. – Последнее скорее уже сам себе, выплескивая раздражение из-за испорченного свидания и лекций о том, где ему быть следует, а где нет. – Что вы, что вы, со всех ног улепетываю, вас сверкание пяток не ослепило, нет? Ладно, все это не важно. Простите, что потревожил ваше уединение с ящиками. Уже ухожу.
Вздохнув, все еще раздосадованный и недовольный, Лис попытался хоть как-то прикрыть рубашкой неприятные ссадины на боку, и поплелся из проулка на освещенную улицу. Может, удастся поймать такси и доехать домой. А там уже разберется, что со всем этим делать.
- Напиться бы сейчас… Да хрен же дадут. Эх, что ж мне так не везет сегодня, прямо не ночь, а проклятие какое-то… - тихо бормотал себе под нос, пока выбирался вдоль по стеночке на свет… нет не божий, фонарный.
Остановившись уже на углу дома, Лис слепо прищурился, давая привыкнуть глазам к свету. Слишком ярко, после ночного неба, крыши и темных переулков. Аккуратно, чтобы не потревожить ладони, ощупал карманы. Тихо выругался, видимо, когда падал в один из разов, потерял бумажник. Наличности там, конечно, не много было, но все равно обидно. Снова оглянулся в сторону той боковой улочки, откуда приковылял. Но идти искать не решился. Во-первых, он действительно не помнил дорогу, а во-вторых, там могут все еще рыскать те, которые на них напали. Если, конечно, Вик с ними не справился. Вздохнув, покосился на мужика, решил, что лекций на сегодня ему хватит с головой, тряхнул волосами, заставляя их убраться с глаз, и шагнул на открытое пространство под свет фонарей. Доберется как-нибудь, не впервой.

+1


Вы здесь » Любовники Смерти: Эпоха Перемен » #Прошлое » В ночь 31 июня...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC